Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная версия: Мысли вслух
Форум 11-й гвардейской танковой... > Свободный форум > Вольная трибуна
Страницы: 1, 2, 3
egorow
Изображение
Я родом не из детства — из войны.
И потому, наверное, дороже,
Чем ты, ценю я радость тишины
И каждый новый день, что мною прожит.

Я родом не из детства — из войны.
Раз, пробираясь партизанской тропкой,
Я поняла навек, что мы должны
Быть добрыми к любой травинке робкой.

Я родом не из детства — из войны.
И, может, потому незащищённей:
Сердца фронтовиков обожжены,
А у тебя — шершавые ладони.

Я родом не из детства — из войны.
Прости меня — в том нет моей вины...

Юлия Друнина.
egorow
Монумент "Тыл-фронту" Магнитогорск
Каждый второй танк и каждый третий снаряд, выпущенный по фашистским захватчикам, были сделаны из магнитогорского металла...
Изображение
Здесь, у вечного огня,
За тебя и за меня
Встали вместе, вдаль глядят
И рабочий, и солдат.

Мастер смотрит на завод,
Меч победы отдает,
А солдат вперед глядит,
Скоро будет враг разбит.

Не забыл седой Урал,
Как победу он ковал,
Как рождалась из огня
Неприступная броня.

И дела минувших дней
С каждым годом нам видней,
Утверждая мирный труд
Монументами встают.

Сколько вас на Земле
Монументов победы крылатой!
Тыл и фронт, но одна
Нам победа завещана свято.

Сколько вас на земле
Встало в бронзе и камне
Над великой страной,
Над ее молодыми веками!

Песни Владимира Сидорова на стихи Василия Николаева
egorow
Изображение
Он брал Берлин на абордаж,
Ложился грудью на блиндаж.
На чёрта логово Рейхстаг
Он водрузил Отчизны стяг.
Он отстоял в боях столицу,
Сломал хребет железный фрицу.
Он не пустил врага за Волгу
Остался верен чести, долгу.
С одной винтовкою в руке
Под танк кидался на дуге.
В атаку шёл ругаясь матом
И спал в обнимку с автоматом.
Зубами рвал чеку гранаты
И разорвал кольцо блокады.
Читая весточку из дома,
Он пил сто граммов от Наркома.
Домой родне писал: «Вернусь!»
И в рост вставал за нашу Русь.
Друзей терял, братаясь с горем
И не считал себя героем.
Он был отцом и чьим-то братом,
Но неизвестным стал солдатом.
Лежит под стенами Кремля.
Пусть будет пухом ему земля!

Михаил Каменщиков
egorow
"...Но фразу «Башню сорвало»
Он понимал – буквально..."
Изображение
На своей «тридцатьчетверке»
Еду утром по росе.
Вижу, «Тигр» на пригорке
Загорает у шоссе.

Ну, я крикнул ему в рупор:
«Слышишь, генерал Манштейн!
Что застыл? Впадаешь в ступор?
Вылезай, давай, ферштейн?»

Начал люк приподниматься,
Появился толстый фриц
И давай мне распинаться:
Что-то там про «криг» и «блиц»!

Мол, их фюрер - это сила,
И чтоб двигал я «цурюк»,
Аж лицо перекосило,
Как засушенный урюк.

Я ему: «Отставить вопли!
Раскричался, Чемберлен!
Поворачивай оглобли
И поедешь с нами в плен.

Прямo вот на этой штуке,
Своим ходом. Что, оглох?
Поднимай живее руки,
Разумеешь? Хенде хох»!

Он мне: «Мы не дезертиры,
Это десять лет тюрьмы.
Так что, нихьт капитулирен!
Не сдаемся, то есть, мы.

И вообще вы тут зарвались!
Я вам не какой-то кельт!
Наша «Дойчланд юбер аллес,
Юбер аллес ундер вельт»!

Тут он, гад, исчез из люка,
Проворчав про «русиш швайн»,
Ладно, думаю, подлюка,
Приготовься: айн, цвайн, драйн!

И в упор прямой наводкой
Засадил ему в табло.
Так, что танку, как лебедкой,
Сразу крышу сорвало!

Если б сдался он достойно
И не вздумал бы юлить,
Можно было б мне спокойно
Дырку к ордену сверлить.

Но такого гада ради
Мне и ордена не жаль.
Дело, в общем, не в награде.
Я согласен на медаль.

Иван Овчинников
egorow
11.04 Международный день освобождения узников фашистских концлагерей
Изображение
Захлебнулся детский крик
И растаял словно эхо.
Горе скорбной тишиной
Проплывает над землёй
Над тобой и надо мной.

Шелестит листвой платан
Над гранитною плитою.
Он убитых пережил,
Он им верность сохранил.
Здесь когда-то лагерь был.

Саласпилс.
Саласпилс.
Саласпилс.

Не несут сюда цветов,
Здесь не слышен стон набатный.
Только ветер много лет,
Заметая страшный след,
Кружит фантики конфет.
Детский лагерь Саласпилс
Кто увидел, не забудет.
В мире нет страшней могил.
Здесь когда-то лагерь был,
Лагерь смерти Саласпилс.

Саласпилс.
Саласпилс.
Саласпилс.

На гранитную плиту
Положи свою конфету.
Он, как ты, ребёнком был,
Как и ты, он их любил.
Саласпилс его убил.

Саласпилс.
Саласпилс.
Саласпилс.

Слова Я. Голяков
Vladimir
Да, конечно, первой песней о войне в исполнении ВИА "Поющие гитары" был Саласпилс
Очень хорошо помню, что песня звучала необычно и заставляла задуматься о войне ...

Потом была Тишина , которую я услышал в 8-ом классе в исполнении старшеклассников-выпускников ... примерно так..
Сильнейшее впечатление от чистого звучания струн ....
За лето освоил гитару и много лет занимался музыкой ....

Кстати, в первом составе "Браво" играл басист из этого школьного ВИА
Необычное интервью Евгения Хавтана (Браво) о записи песни "Тишина"
Послушайте ....

Тишина, над полем боя снова тишина ...

Соловьи, не пойте больше песен, соловьи
В минуту скорби пусть звучит орган
Поёт о тех, кого сегодня нет,
Скорбит о тех, кого сегодня нет,
С нами нет

Тишина, над полем боя снова — тишина
Как будто не было и нет войны
И мы в объятьях мирной тишины
И мы в объятьях мирной тишины
Нет войны

Этот бой, он позади уже, кровавый бой
Опять кого-то с нами нет уже
Остался кто-то на чужой земле
Остался кто-то на чужой земле
Той земле

Соловьи, не пойте больше песен, соловьи
В минуту скорби пусть звучит орган
Поёт о тех, кого сегодня нет,
Скорбит о тех, кого сегодня нет,
С нами нет

Последня версия 2013 - исполнение с камерным оркестром
egorow
Изображение
Знаете каким он парнем был
Тот кто тропку звездную открыл
Пламень был и гром
Замер космодром
И сказал негромко он
Он сказал поехали
Он взмахнул рукой
Словно вдоль по Питерской Питерской
Пронесся над Землей

Знаете каким он парнем был
Как поля родные он любил
В той степной дали
Первый старт с Земли
Был признаньем ей в любви
Он сказал поехали
Он взмахнул рукой
Словно вдоль по Питерской Питерской
Пронесся над Землей

Знаете каким он парнем был
На руках весь мир его носил
Сын Земли и звезд
Нежен был и прост
Людям свет как Данко нес
Он сказал поехали
Он взмахнул рукой
Словно вдоль по Питерской Питерской
Пронесся над Землей

Знаете каким он парнем был
Как на лед он с клюшкой выходил
Как он песни пел
Весел был и смел
Как азартно жить хотел
Он сказал поехали
Он взмахнул рукой
Словно вдоль по Питерской Питерской
Пронесся над Землей

Знаете каким он парнем был
Нет не был ведь смерть он победил
Слышишь дальний гром
Видишь это он
Вновь идет на космодром
Говорит поехали
И живой звездой
Словно вдоль по Питерской Питерской
Несется над Землей

Николай Добронравов
Suhoruk
Цитата(egorow @ 12.4.2019, 4:57) *

Изображение
Знаете каким он парнем был
Тот кто тропку звездную открыл
Пламень был и гром
Замер космодром
И сказал негромко он
Он сказал поехали
Он взмахнул рукой
Словно вдоль по Питерской Питерской
Пронесся над Землей

Знаете каким он парнем был
Как поля родные он любил
В той степной дали
Первый старт с Земли
Был признаньем ей в любви
Он сказал поехали
Он взмахнул рукой
Словно вдоль по Питерской Питерской
Пронесся над Землей

Знаете каким он парнем был
На руках весь мир его носил
Сын Земли и звезд
Нежен был и прост
Людям свет как Данко нес
Он сказал поехали
Он взмахнул рукой
Словно вдоль по Питерской Питерской
Пронесся над Землей

Знаете каким он парнем был
Как на лед он с клюшкой выходил
Как он песни пел
Весел был и смел
Как азартно жить хотел
Он сказал поехали
Он взмахнул рукой
Словно вдоль по Питерской Питерской
Пронесся над Землей

Знаете каким он парнем был
Нет не был ведь смерть он победил
Слышишь дальний гром
Видишь это он
Вновь идет на космодром
Говорит поехали
И живой звездой
Словно вдоль по Питерской Питерской
Несется над Землей

Николай Добронравов

А куда делась на шлемофоне Гагарина надпись "СССР"?
egorow
Цитата(Suhoruk @ 12.4.2019, 22:47) *

А куда делась на шлемофоне Гагарина надпись "СССР"?

Оба! Даже внимание не обратил!
Ребята, тут впору проводить целое расследование- в сети есть фото с надписью и без надписи!
Изображение Изображение
egorow
Изображение
Мы стояли у Москвы-реки,
Теплый ветер платьем шелестел.
Почему-то вдруг из-под руки
На меня ты странно посмотрел -
Так порою на чужих глядят.
Посмотрел и улыбнулся мне:
- Ну, какой же из тебя солдат?
Как была ты, право, на войне?
Неужель спала ты на снегу,
Автомат пристроив в головах?
Понимаешь, просто не могу
Я тебя представить в сапогах!..

Я же вечер вспомнила другой:
Минометы били, падал снег.
И сказал мне тихо дорогой,
На тебя похожий человек:
- Вот, лежим и мерзнем на снегу,
Будто и не жили в городах...
Я тебя представить не могу
В туфлях на высоких каблуках!..

Юлия Друнина
egorow
Много раз читал, что танк с памятника заводится и передвигается сам...
Оказывается так было задумано ещё в далёком 1945...

Цитата
15 мая 1945 г. Музрукову, Медведеву, Любимову
В ознаменование исторических побед Красной Армии над гитлеровской Германией, для увековечения трудового героизма рабочих, ИТР и служащих танковых заводов в период Великой Отечественной войны считать необходимым на каждом танковом заводе по пути наибольшего движения рабочих с работы и на работу установить на пьедестале танк (артсамоход), выпускаемый заводом. Танк должен быть подготовлен к длительному хранению. Все формуляры и документы по танку должны быть положены в герметически закрытую коробку. Танк должен быть изготовлен сверх плана...
На пьедестале нужно сделать надпись: «В память Великой Отечественной войны. 1941-1945 гг.».
Народный комиссар танковой промышленности СССР В. Малышев.

Изображение

Снарядами, танками,
Тоннами стали
Уральцы священную
Клятву сдержали.


Автор этих слов — один из первых тысячников Уралмаша в годы войны лекальщик А.В. Глебов.
egorow
Изображение
Я не видал родных дедов,
И видеть мог едва ли:
Все до рождения моего
Они поумирали.

Но я не обделён судьбой,
Я всё равно счастливый.
Был рядом дед, пусть не родной,
Но горячо любимый.

Он был нерусский - из армян,
С деревни, из народа -
Агван Тиграныч Григорян,
Двадцать шестого года.

Он был герой и ветеран -
Такой, что прямо с книжки -
Для всех. А я ему кидал
За шиворот ледышки.

Я про войну всё с детства знал -
Ведь дед, без всякой лажи,
Мне каждый день преподавал
С тарелкой манной каши.

Всё было так: он мирно пас
Овец у Арарата.
И вдруг взяла пошла на нас
Немецкая армада,

Чтобы ни русских, ни армян
Здесь не было в природе,
Но тут подъехал дед Агван,
И он был резко против.

Подъехал, правда, не один…
Стекались, словно реки,
Туда и тысячи грузин,
Казахи и узбеки…

Разноязыкою толпой
Они в окопы сели.
И в тех окопах всей гурьбой
Мгновенно обрусели.

Вместо овец на этот раз
Другие были звери.
И дед в прицел свой
«Тигра» пас, крутил хвоста «Пантере»…

По-русски с ним общенье шло
Сперва не идеально,
Но фразу «Башню сорвало»
Он понимал – буквально.

Я с дедом мог тарелки три
Съедать той самой каши,
Внимая, как они пошли
На Запад пешим маршем.

И, как всегда, в который раз
В итоге накидали…
А дальше шёл такой рассказ,
Как в слёзном сериале:

«Берлин. Апрель. Земля дрожит.
Снаряды, пули – градом…»
И дед по улице бежит
С трофейным автоматом.

Кругом - разбитые дома,
Как гор кавказских гребни.
С собой у деда пять гранат,
Вдруг глядь : на куче щебня

Лежит, скулит от страшных ран,
Один, как щепка в шторме,
Такой же, как и он, пацан,
Но лишь в немецкой форме.

И тычет деду на окно,
Руками объясняет,
Что он у дома своего
Лежит и помирает.

Что там родители его,
Что он берлинский, местный,
Его войною домело
До своего подъезда.

И дед поверх своих поклаж
Хоть был не сильный самый,
Взвалил его, и на этаж -
Туда, где папа с мамой,

Где взрывом балку повело,
Где теплится лампада:
«Встречайте, фрау, своего
Немецкого солдата»…

Дед, говоря про этот миг,
Вдруг сразу изменялся:
Про страшный материнский крик,
Про то, как там остался.

Как в кухне, где горел шандал,
Воды ему нагрели,
Как с грязью ненависть смывал
За годы и недели,

Как спал на белых простынях
Среди войны и ада
И видел сны о мирных днях
В долине Арарата.

Как утром снова он пошёл
К победной близкой дате,
Услышав сзади «Danke schon»,
Ответив им «Прощайте»…

Тут я перебивал всегда,
Дослушивал едва ли:
«Дедуня, что за ерунда?
Давай, как вы стреляли!

Давай, как ты горел в огне,
Чуть не погиб на мине…» -
Неинтересно было мне
Про простыни в Берлине.

Но дед чего-то замолкал,
Шёл за добавкой каши
И кашу снова в рот толкал,
Чтоб стал быстрей я старше…

Его уж нет, а я большой.
И вдруг я докумекал:
В тот день был самый главный бой
За звание человека.

Игорь Растеряев
egorow
Изображение Изображение
Снег на Красной площади, поземка,
Молчаливый, пеший строй солдат.
За плечами тощая котомка,
И набор страданий не почат.

Тысячи пройдут за ротой рота,
И погибнут в яростном бою.
Вы вглядитесь, люди, в эти фото:
Там герои замерли в строю!

А потом дорогу дали танкам -
Рев моторов, лязг перед Кремлем.
Вслед им: - Смерть немецким оккупантам!-
Эхо повторило за вождём.

Мальчики безусые, в шинелях,
Прямиком в озябшие поля,
Шли в строю и трепетали ели
Снежными ветвями у Кремля.

Со слезами вслед смотрели бабы:
Жаль своих. Но… всех коснулось зло...
В дом, сынок, на час зашел, хотя бы!
Что ты, мама! Время не пришло!

На морозе думалось о лете,
О тепле любимой и жены.
Но встречали смерть Сереги, Пети,
В лютый холод, на тропе войны.

В ноябре под Крюковом и Пешках,
В снежных склонах и полях нагих,
Вырыли окопы парни в спешке,
Чтобы навсегда остаться в них.

Полегли под Яхромой и Клином,
Штабелем промерзшим, вдоль дорог…
Может к мамам, клином журавлиным,
Души их вернулись на порог?

Отомстят за них другие роты,
Защитят страну и отчий кров,
И на Бранденбургские ворота,
Бросят взгляд с имперских куполов.

И парад Победы состоится,
А салют услышит вся страна.
Покажите, крупным планом лица,
Чтобы не забыть их имена

Николай Бутылин, 2012

egorow
В память защитникам Крепости Осовец
Изображение

Был на дворе четырнадцатый год,
Сентябрь давил холодными дождями.
Листва через неделю опадет,
А через месяц снег уже повалит.

К ним в крепость въехал с белым флагом офицер
И начал предлагать свой ультиматум.
Пол миллиона и сдавайтесь без потерь,
Не потеряете ни одного солдата.

Поверьте это вовсе и не взятка,
Простой математический расчет.
Пол миллиона стоимость снарядов,
С землей, которые сравняют этот форт.

Не простоять вам более двух суток,
Мы прошагаем здесь через два дня,
Форт будет до земли разрушен,
Вы отступите жизни сохраня.

Но генерал не громким баритоном,
Внес немцу предложение ребром.
Отдам я лучше богу душу,
Но денег не копейки не возьмем!

А что касательно двух суток,
Мы простоим, и крепость не падет.
И форт не будет наш разрушен,
С земли на веке он не будет стерт.

А если есть желание, поспорим,
Кто проиграет тот повесится тотчас.
И офицер уехал он был очень не доволен
Не состоялся с генералом преферанс.

И началась зловещая атака,
Снаряды разрывали плоть земли.
Как хорошо природа не умеет плакать,
А то наверно слезы потекли.

Осколки пробивали стены,
А бомбы плавили метал.
Но башни крепости с земли не были стерты,
И на шестой день форт еще стоял.

И гарнизон держался очень крепко,
Их не сломил снарядов град.
Не отворили немцам дверцы,
Они терпели этот ад.

За боем была долгая осада,
Зима тянулась, словно страшный сон,
А снег тихонько с неба падал.
Под гром снарядов или в унисон.

Прошло полгода, форт стоял как прежде,
Осада продолжалась, гарнизон терпел.
И снег лежал ковром в надежде,
Что прекратится этот беспредел.

Второй атакой был февральский вечер,
Январь как третий день уже прошел
Каскад снарядов сразу был замечен
И снова бой , и ожил гарнизон.

Атака продолжалась всю неделю.
Снаряды с неба падали как дождь,
Для немцев очень страшные потери,
А этот форт для них как в горле кость.

Зияют дыры в стенах укреплений,
Земля с деревьями взлетает до небес.
Там не могли остаться даже приведенья,
Но гарнизон стоят как Эверест.

Из штаба пришла просьба, ну простойте,
Ну продержитесь, еще пару дней,
Мы понимаем это невозможно,
Но попытайтесь за своих детей.

Они терпели и они стояли,
Да и давали сдачи и отпор,
Еще пол года братцы продержались,
Пока к ним август в гости не пришёл.

И утро еще даже не в рассвете,
Шестого августа пол пятого утра,
Когда подул на крепость ветер.
Атака третья на Совец пошла .

И вместе с рокотом стальных снарядов,
Под взрывы и под пляс огня.
Пустили немцы удушающие газы,
Смесь хлора с бромом проще говоря.

В тот день пришла разгневанная осень,
А лето отступило навсегда.
Столетний дуб листву свою всю сбросил,
Животные и птицы полегли.

А артиллерия еще стреляла ,
На части разрывая всё кругом,
И смерть не просто там гуляла,
Не оставляла жизни на потом.

И после этой страшной бойни,
Семь тысяч немцев двинулись вперед.
И офицеры были их довольны,
Погиб несломленный народ.

И возле первой линии окопов ,
Среди воронок , гари и золы.
В дыму огня вдруг силуэты показались ,
Не люди а солдаты страшной тьмы.

Они вставали, словно из могилы.
И шли вперед без ужаса в глазах,
Их смерть уже давно похоронила,
Нет жизни и пропал, куда-то страх.

Солдаты выжившей тринадцатой роты,
Двухсот двадцать шестого пехотного полка,
Осталось их чуть больше полу сотни,
На ужас и безумие врага.

Я не могу сказать, что там случилось,
И что за вид мог быть у тех солдат,
А немцам это вовсе не приснилось ,
Они попали просто в сущий ад.

Семь тысяч бросились к спасенью,
А мертвецы шагали лишь вперед.
Без чувства боли и сомненья,
Ведь это их последний бой.

Противник мчался в ужасе и страхе,
В колючей проволоке сдирая свою плоть.
Погибло много немцев не в атаке,
При бегстве с поля боя за окоп.

Но это с точки зренья немцев,
А мы картину всю перевернем.
Представьте как сгорает сердце,
И выгорают легкие огнем.

Как боль пульсирует по телу,
И невозможно, тяжело дышать.
Но они бились за свою Россию!
И даже мертвыми сумели устоять.

Дмитрий Слепокуров
egorow
18.04 1242 Ледовое побоище
Изображение
Я расскажу вам братцы про сражение
Как Александр Невский– русский князь
На Чудском озере, забыв сомнения,
Топил ливонцев в ледяную грязь...

Был лет– шесть тыщ семьсот пятидесятый,
От сотворенья мира в храме звёзд...
Ливонский орден немчуры проклятой,
На Новгород и Псков направил пёрст!

Им Папа Римский дал благословение,
Чтоб Веру Православную убить.
Хотел расширить все свои владения,
На Русь католицизм свой насадить...

Изборск– захвачен, вскоре пал и Псков,
Над Новгородом тень судьбы нависла.
Тевтонских избежать чтобы оков,
Про Ярославича и думы все и мысли...

Бояре вспомнили про битву на Неве,
Как шведов разгромил там Александр.
С дружиной как вернулся во главе,
Цветя победой, словно олеандр!!!

Решили повиниться перед ним:
Авось, князь Новгородский не злопамят...
За то что выгнали, уж стыдно им,
За то, что сами в Новгороде правят...

А Александр Ярославич был не злой...
И как любой герой души широкой!...
И вот уже спешит с дружиной той,
Чтоб новгородцев защитить– успеет к сроку!

И вот уже на месте наша рать
Копорье в два рывка освободили.
Пришла пора изменников карать;
Предателей с позором всех казнили!

Освободив от немцев Водьску пядь,
Теперь на Псков идти дружинам в ногу..
Но надо брата с войском подождать:
Из Суздаля Андрей спешит с подмогой!...

С Андреем рать совмест соединив,
Князь Невский мощной силой наступает!
И Псков с дружиной плотно окружив,
Он мощным дерзким штурмом забирает!

На радостях гуляли пару дней...
Народ освободителям молился!...
А Невский– шлёт дозор– ему видней:
Не зря военным мудростям учился...

Разведка доложила— враг хитёр:
Решил обходом в Новгород пробраться!...
В Изборске он оставил лишь дозор,
По краю озера –в тени хотят остаться...

Манёвр сей хитрый, князь предугадал,
Решил на льду сходиться с супостатом.
Расставить войско он приказ отдал.
КлинОм пойдут, своей «свиньей» мордатой!

Навстречу встал пехотный лёгкий полк,
Основа сил по флангам разделилась.
И как матерый воин, «грозный волк»,
За Врониьм каменем сила схоронилась...

В засаду встал тяжёлый конный полк,
Позадь пехоты был крутистый берег...
Не знал ворог– он просто знать не мог,
Какой «подарок» Невский им прибЕрег!..

Как и ждалося– враг «свиньёй» пошёл
И русский полк по центру разделили!
Но вскоре к берегу крутому подошёл;
И осознал, что всех их окружили!!!

А с флангов давят русские полки!...
Бойцовской удалью врагов сметая!
И как сильны они и как крепки–
Теперь «крестовые» сполна узнают!...

В испуге немцы ринулись назад,
А в латах бегать – шибко несподручно!....
Тут из засады доблестный отряд,
Ударил с тылу, да с поддержкой лучной!

И в стане вражьем хаос начался!!!
И в страхе рацари бежать пытались!..
Но план спастися им не удался:
Под тяжестью доспехов льды ломались...

Под воду много рыцарей ушло!!!...
А белый снег весь кровью обагрился!
И тут до иноземцев вдруг дошло—
Что план их хитрый, с треском провалился!

То был триумф военной мысли русской!
Враг был разбит, испуган, полонён!!!
Уйдя на дно в разломах ледоспуска,
Для них –позорный мир –был заключён...

Алексий Космос
egorow
Изображение
Шаг не ступить, удержит пьедестал,
Хочу домой, где ждут давно берёзы.
Окончив бой, навечно бронзой стал,
Дождь не смывает бронзовые слёзы.

Девчонка кроха вжалась мне в плечо,
Её к груди, с любовью прижимаю.
Пусть сердца нет, не бьётся горячо,
Как дочь свою, храню и защищаю.

Мне в руку вложен Гавриилов меч,
Как знак несчастья, свастика разбита.
Судьба не даст родных коснуться плеч,
Жизнь не позволит тронуться с гранита.

Над Трептов — Парком мир и тишина,
Вобрала память грозных лет стихию.
Как боль прошла, закончилась война,
Но как хочу вернуться вновь в Россию…

Александр Игнатов
egorow
Бойцы и командиры 7-го гвардейского танкового корпуса в Берлине 1945 года.
Изображение
Из люка льётся воздуха вино,
И бьётся синим жилка у виска,
Давай-ка, брат, покурим по одной,
И вдаль покатим смерть свою искать.

Послушаем кузнечиков в траве,
Оркестр их военно-полевой,
Пусть погуляет ветер в голове,
Пока ещё ты целый и живой.

А впереди неведомая даль,
Которая измерит нашу жизнь;
Тридцатьчетвёрки главную деталь –
Промасленный танкистский организм.

Давай посмотрим, сколько там у нас
Осталось нерасстрелянных смертей,
Пусть дизель, не заглохнет, не предаст,
На боя перекрученном холсте.

А если уж не обойтись без слов,
Давайте скажем правду о войне,
Нам с немцами пускай не повезло,
Им с нами не везёт ещё сильней.

И машут вслед зелёные вершины,
И на реке качается вода...
Да ты не трусь, железная машина,
Тебя в обиду экипаж не даст.

Михаил Калинкин
egorow
Изображение

Все грущу о шинели,
Вижу дымные сны,-
Нет, меня не сумели
Возвратить из Войны.

Дни летят, словно пули,
Как снаряды - года...
До сих пор не вернули,
Не вернут никогда.

И куда же мне деться?
Друг убит на войне.
А замолкшее сердце
Стало биться во мне.

Юлия Друнина
egorow
Изображение

В машине мрак и теснота.
Водитель в рычаги вцепился...
День, словно узкая черта,
Сквозь щель едва-едва пробился.

От щели, может, пятый час
Водитель не отводит глаз.
А щель узка, края черны,
Летят в нее песок и глина,
Но в эту щель от Мги видны
Предместья Вены и Берлина.
1941

Сергей Орлов.
egorow
Дошли!
Берлин - 1945
Изображение
От героев былых времен не осталось порой имен.
Те, кто приняли смертный бой, стали просто землей и травой.
Только грозная доблесть их поселилась в сердцах живых.
Этот вечный огонь нам завещанный одним, мы в груди храним.

Посмотри на моих бойцов, целый свет помнит их в лицо.
Вот застыл батальон в строю, снова старых друзей узнаю.
Хоть им нет двадцати пяти - трудный путь им пришлось пройти.
Это те, кто в штыки поднимался, как один, те кто брал Берлин.

Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой.
И глаза молодых солдат с фотографий увядших глядят.
Этот взгляд, словно высший суд для ребят, что сейчас растут.
И мальчишкам нельзя ни солгать, ни обмануть, ни с пути свернуть.

Помни, дед твой солдатом был, как герой воевал и жил,
Не щадя себя шёл он в бой и друзей прикрывал собой.
Он тогда ещё знал о том - будет внук у него бойцом,
Сможет большее он, через много-много лет- так хотел твой дед.

Есть огонь тот в душе твоей, и сегодня в кругу друзей,
Мы желаем тебе Побед, будь таким же как был твой дед.
Мы желаем тебе добра. Ну-ка, братцы, все вместе- УРА!
В жизни всё можешь ты, не сдавайся никогда,
Будь бойцом всегда!

Агранович Е.
egorow
"...во что бы то ни стало не дать забыть новым поколениям, кто и какой ценой одержал победу в самой страшной войне прошлого века, чьими наследниками мы остаёмся, чем и кем должны гордиться, о ком помнить"
Изображение
За окнами весенний лес летит
Я еду в ленинградской электричке
Напротив меня девочка сидит
С Георгиевской ленточкой в косичке
Сегодня эту ленточку носить
На сумке можно, можно – в виде брошки
Но я прекрасно помню и без лент
Как бабка не выбрасывала крошки
Как много лишнего мы слышим в дни побед
Но только этой патоке с елеем
Не очень верят те, кто в десять лет
Питался в основном столярным клеем
А время умножает всё на ноль
Меняет поколение поколением
И вот войны подлеченная боль
Приходит лишь весенним обострением
Над этой болью многие кружат
Как вороньё, как чайки… И так рады
Как будто свой кусок урвать хотят
Бетонно-героической блокады
Я еду в поезде, смотрю на всё подряд
В окно, на девочку с прекрасными глазами
А за окном солдатики лежат
И прорастают новыми лесами
———————————————————-
Проезжаю я зловещие места
Там, где человек – главное богатство недр
Где ещё с войны
Бойцы лежат по трое на один квадратный метр
Там везде шаги, там голоса
Чудные огонёчки по болотам
Тени по ночам тебе поют
Как будто просят и хотят чего то:

«Откопай меня, браток, я Вершинин Саня
Пятый миномётный полк, сам я из Рязани
Много ты в кино видал о солдатах версий
Щас послушаешь мою, эх, будет интересней»

И начнут они вещать
На языке стонов недомолвок
Хочешь убежать, но впереди
Они опять мелькают между ёлок

«Откопай меня скорей, умоляю снова
Я Моршанников Сергей, родом из-под Пскова
Адресок мой передай в родную сторонку
Восемнадцатый квадрат, чёрная воронка»

А под утро всё взревёт, полетит куда то
И попрёт на пулемёт в штыковую с матом
И деревья все вверх дном: ввысь растут коренья
В этом славном боевом месте преступления
———————————————————-
Расчудесный уголок, не леса, а сказка
Наступил на бугорок, глядь, а это каска
Чуть копнул – и вот тебе: котелок да ложка
И над этим, надо всем – ягода морошка
Над землёю месяц май молод и прекрасен
Электричка подъезжает к станции «Апраксин»
В небе караван гусей, скоро будет лето
Девочка в своей косе поправляет ленту

Игорь Растеряев
egorow
25 апреля 1945 в районе Торгау на Эльбе встретились войска армий СССР и США.
Изображение
Радость нашей встречи окрыляет,
Встреча двух миров произошла,
Наш союз, конечно, вдохновляет -
Армия союзников пришла...

Здесь американцы , англичане -
Мы ж стоим на правом берегу,
Русские мы люди и миряне,
Мы в ПОБЕДУ верим и мечту...

Враг разбит, повержен этот деспот,
Станут снова мирными деньки,
Мы Берлин сожмём военным прессом
И ПОБЕДА будет , мужики !

Владимир Герун
egorow
26 апреля 1986. Авария на Чернобыльской атомной электростанции.
26.04 - День памяти погибших в радиационных авариях и катастрофах
Изображение
Стоят монолитом надгробия в ряд.
Лежит под гранитом пожарных отряд.
Ушедшие в вечность, в небесную высь,
За чью-то беспечность отдавшие жизнь.

Они на реактор смотрели в упор
И трусости фактор для них не в укор.
Расплавленный битум струил из-под ног,
Из крыши разбитой встал атомный смог.

Шли парни лихие держась за рукав,
На бой со стихией все силы собрав.
Совсем обессилели лица белы,
В последнем усилии сжали стволы.

Они на переднем краю бой вели,
Чтоб в схватке последней отдать, что могли.
Не ведая страха, не чувствуя боль,
Планету от краха прикрыли собой…

На Митинском тихо, надгробия в ряд.
На памятных плитах гвоздики горят.
Деревья уныло листвой шелестят.
Здесь, в этих могилах, пожарные спят.

Юрий Согрин
egorow
Изображение

Изображение
Ты вырвалась из сердца поневоле,
По требованию совести людской,
Баллада смерти и баллада боли,
Баллада чистой верности мужской.
Когда бедой чернобыльской пахнуло,
Когда упал наладчик неживым,
Был первым здесь начальник караула
Владимир Правик с воинством своим.
Гляжу в его лицо – вот-вот расправит
Он эту складку меж густых бровей.
Завидный хлопец он, Володя Правик,
Из тех чье сердце – гордость матерей.
…Сбить надо пламя! Срезать пламя надо,
А то оно собьет – слепое – с ног.
И вот уже взлетел и встал с ним рядом,
Как стриж весенний, Виктор Кибенок.
Еще ладони Вити не отвыкли
От пахнущего зеленью руля.
Он только что летел на мотоцикле,
Кипеньем белым пенилась земля.
И Танино лицо в венке из вишен…
А здесь, за столько метров от земли,
Под ними огненно вздымалась крыша.
Погибели не видя и не слыша,
Они вершили просто, что могли.
Как удивителен мужской характер,
Когда он достигает высоты,
Когда разверзся атомный реактор
И справиться с несчастием должен ты.
Что будет дальше – понимали оба,
Но был другой реактор недалек,
Им просто очень надо было, чтобы
Не дать огню пройти в соседний блок!
И пламя сбили! Из-под прищура
Увидел Виктор, задыхаясь сам,
Как, вдруг присев, провел сержант Тишура
Рукою по горящим волосам.
А у Володи пламя полушалка
Танцует, плещет в суженных зрачках…
Наталка, двухнедельная Наталка,
Такая долгожданная Наталка
На вытянутых Надиных руках…
Со всем, что было бесконечно милым,
Теперь навеки оборвалась нить.
Спасти реактор было не по силам,
Они имели право отступить.
Мы в памяти панфиловцев проносим,
Но снова, хоть для всех войне отбой,
Их, самых первых, тоже двадцать восемь,
Тех, без раздумья кинувшихся в бой.
И если бы глухой ночной порою
Те парни долг не выполнили свой,
Все было бы непоправимей втрое,
И ты, быть может, был бы неживой.
Их смерть была ступенями победы –
Там, на вершине, светятся они.
И тысячи других рванули следом,
Чтобы вернуть земле живые дни.
Могло б не быть событий этой ночи,
А сколько жизней отдано и сил
За то, что кто-то где-то был неточен,
За то, что кто-то в чем-то поспешил.
Чернобыль – только маленькая веха
Растущей человеческой беды
Чернобыль – эхо ядерного века
И может быть грядущего следы.
Негромкий выброс, а беда какая…
А что, как бомба с пасмурных высот,
Страстям бесчеловечным потакая,
В небытие полмира унесет?..
Не ожидая пышных фолиантов
Цветы вплетает Родина в венок
Вам, мальчики, герои-лейтенанты,
Владимир Правик, Виктор Кибенок.
Героям прошлых весен нет забвения.
Все мелкое и злое отстраня,
Тревожные сближая поколенья,
Вновь молодость на линии огня.

Лев Ошанин
egorow
Изображение
Хотят ли русские войны?
Спросите вы у тишины,
Над ширью пашен и полей,
И у берез, и тополей,
Спросите вы у тех солдат,
Что под березами лежат,
И вам ответят их сыны
Хотят ли русские, хотят ли русские,
Хотят ли русские войны.
Не только за свою страну
Солдаты гибли в ту войну,
А чтобы люди всей земли
Спокойно ночью спать могли.
Спросите тех, кто воевал,
Кто вас на Эльбе обнимал,
Мы этой памяти верны.
Хотят ли русские, хотят ли русские
Хотят ли русские войны?
Да, мы умеем воевать,
Но не хотим, чтобы опять
Солдаты падали в бою
На землю грустную свою.
Спросите вы у матерей,
Спросите у жены моей,
И вы тогда понять должны
Хотят ли русские, хотят ли русские
Хотят ли русские войны.

Е.Евтушенко
egorow
Изображение

«Никто не забыт - ничто не забыто» -
Горящая надпись на глыбе гранита.

Поблекшими листьями ветер играет
И снегом холодным венки засыпает.

Но, словно огонь, у подножья – гвоздика.
Никто не забыт и ничто не забыто.

А. Шамарин
egorow
Памятник в Омске солдатской матери Анастасии Акатьевне Ларионовой. Во время Великой Отечественной войны она получила семь похоронок на своих семерых сыновей. Даже представить себе такое невозможно!...
Изображение

Похоронки, похоронки
Из под Витебска, Москвы
На храненье у иконки
Словно весточки с войны

Треугольные конверты
С черным штампом на боку
Словно старые портреты
У лампадки на свету

Не читают их по будням
Не родным, не детворе
Не читают ранним утром
Да и ночью во дворе

Не рыдают, воя в праздник
Слезы выплакав давно
Не кладут на подоконник
Глядя в сумерках в окно

Только раз в году вскрывают
В День Победы с тишиной
Выпив водки прочитают
Возле печки всей семьей

Прочитают еле слышно
Что под Витебском в бою
Их отец Егор Савельев
Пал за Родину свою

Кабдрахман Калиев
egorow
Знамя над рейхстагом
Изображение
Бушует бой.
Над вражеской столицей
Взмывает ввысь Победы алый стяг.
Последний залп,
И весть над миром мчится:
- Конец войне! Повержен лютый враг!
У хмурых стен горящего рейхстага
Встал русский парень, чудо-богатырь,
Своею силой, мужеством, отвагой
Вернувший миру долгожданный мир.
Рукою раненой поправил каску.
Смахнул слезу с усталых добрых глаз.
Четыре года нес ее с собою,
Как говорят солдаты, - про запас.
Четыре года шел дорогой длинной,
Карая смертной карою врагов,
От стен Москвы до мрачного Берлина,
К реке чужой от волжских берегов.
Стоит солдат, как символ мирной жизни.
Взгляд на восток - там милый сердцу край.
И произносит: Родина! Отчизна!
Цвети и здравствуй, как победный май!

Юрий Тумаков
egorow
Берлин 1 мая 1945
Изображение
Сквозь дым и гарь
Бежит со знаменем солдат,
Как будто сквозь века,
Как в старь,
Сжимает древко твёрдая рука -
Ведь знамя крепче чем булат
Разит врага:
В нём Армии душа,
И кровь, и почести наград;
Икона и алтарь;
И жизнь простых ребят,
И радость, и печаль...
Победа знамени нужна -
Ведь в том его извечная судьба.

Бежит солдат
К чернеющему идолу фашизма,
Его давно прикован взгляд
К символике имперского снобизма -
Ведь цель его Рейхстаг.
И флаг несёт он - для торжества
Идеи коммунизма.

Пусть цель сегодня кажется немодной,
Но тот солдат,
Так верил цели благородной,
Что жизнь за то отдать, он был бы рад,
И чтоб ещё, земля Советская, была б свободна,
И по Москве прошёл бы гордый,
Победы воинской
со знаменем его парад.

Для нас сегодняшних не важно,
Кто над Рейхстагом первым ставил флаг -
Ведь все герои шли отважно
На встречу смерти сделав шаг,
И лишь в Истории бумажной
Есть список первых,
протокол
и акт.

Для нас Герои все без счёта
И списка первых, и вторых...
Ведь над Рейхстагом все знамёна
Омыты кровью от сражений боевых,
И ткань кумачовая прожжёна
В огнях сражений фронтовых.

И снимок, облетевший все газеты,
Где русский воин крепит флаг -
Сегодня символом Победы
Из прошлого
Рисует обгоревший нам Рейхстаг.

И это фото в рамке на обоях,
Погладит гордо ветеран,
И в День Победы, меж собою,
За флаг Победы выпьют
Памятных сто грамм.

Александр Александрович Зинченко
egorow
Лейтенант Алексе́й Проко́пьевич Бе́рест - это он вывел Егорова и Кантарию на купол рейхстага !
Изображение
Лавров не надо - сгодится и вереск.
Впрочем, и жесть неплоха на венки.
Я, лейтенант по фамилии Берест,
Смерти случайной своей вопреки
Выйду к товарищам на перекличку,
Как победитель десятка смертей.
Мимо Сельмаша летит электричка...
Дети на рельсах...
Спасайте детей!
Знает начальство ростовский мой норов.
В жизни однажды штурмуют рейхстаг.
Вспомнит Кантария, скажет Егоров,
Кто их водил устанавливать флаг.
Это вранье, что я жил непутево
После войны из-за мелких обид.
Не был тщеславен я, честное слово...
Дети на рельсах,
А гибель трубит!
Лавров не надо. Пришлось мне изведать
Горькие годы, тоску и позор.
Но непорочное Знамя Победы
Нес я тогда и несу до сих пор.
Под выходной, вдоль дороги железной,
Трезвый шагаю домой из гостей.
Про осторожность твердить бесполезно.
Дети на рельсах...
Спасайте детей!
Вот просигналить бы предупрежденье!
В руки бы мне кумачовый лоскут!
Но на принятие трезвых решений
Мне никогда не хватало секунд.
Может, на рельсах игравшие дети,
Двое, потом, после игр и затей,
Будут взбираться на крышу столетья
С флагом Победы...
Спасайте детей!

Евгений Долматовский ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО БЕРЕСТА
egorow
Изображение
"Ещё горячкой боя сердце билось,
А в мир уже вступала тишина,
Как будто время здесь остановилось,
Не веря вдруг, кто кончилась война.
Под арками обугленного свода,
В какой-то первозданной тишине,
Солдаты величайшего похода
Расписывались прямо на стене.
Рейхстагова развалина дышала
Всем перегаром битвы мировой,
И в ней звучнее всякого хорала
Пел хор имен, растущих, как прибой.
Он пел, взлетая над огнём и кровью,
Перед войны поверженным лицом,
Как будто осеняя изголовье
Последних умирающих бойцов.
Открыто все писали свое имя,
Чтоб знали люди будущих времён,
Чтоб подвиг сей, свершённый всеми ими,
Во имя человечества свершён!"

Николай Тихонов.
egorow
...был месяц май....
Изображение
Я помню этот день, был месяц май.
Казалось, что сильней светило солнце.
Из отрубей испекся каравай,
И припасённый мёд желтел на донце.

Во дворике со скрипом патефон
Непринужденно пел Нам "Рио-Рита",
А в шифоньере платье креп-шифон -
Воздушное, как облако бисквита...

Она девчонка - девятнадцать лет...
Война...Эвакуация и голод...
Всегда в кармане уголок-конверт.
"Он написал! Он не умрёт! Он молод"!

Вот платьице на вешалке висит
И май теплей намного - довоенный.
"Славянка"-марш по мостовым гремит
И вкус весны, как прежде, неизменный.

Еще каких-то несколько часов.
Она к Нему всем сердцем притулится.
И будет много слёз и много слов....
Года промчатся горделивой птицей....

Но также, как и много лет назад,
Лишь в этот день, под звуки "Рио-Рита",
Ей видится своей любви парад...
И креп-шифон, как облако бисквита...

Я помню этот день, был месяц май....

Ольга Стрижова,
egorow
Изображение

Монолог конвоира

Победа!!! фриц, войне конец, капут!
Взметнулось наше знамя над Берлином!
Вот и кивай мне, сука, гут да гут,
За мир, что будет править жизнью ныне!

Что, сволочь, рад? Не грохнули? Живой?!
Остался цел, арийская вояка.
Придёт пора, и смоешься домой,
А я бы вас садил, гадюки, на кол!

Казнил бы вас - За вдов и матерей
Принявших боль кошмарных похоронок!
За жизнь в сиротстве маленьких детей!
За взрослый труд мальчишек и девчонок!

За кровь и пот матросов и солдат,
Что били вас на море и на суше!
За все войной спалённые года!
За все войной растоптанные души…

Лечил бы вас от дьявольских страстей
(Поставить мир прикладом на колени)
По всей земле растерзанной моей -
Во благо жизни новых поколений!

Я гнал бы вас отстроить города!
Посёлки, шахты, многое другое…
Чтоб никогда, ты слышишь, никогда,
Вы к нам не шли стервятники с разбоем!
* * *
Берлин упал! Войне конец! Капут!
А были вы вначале под Москвою…
Киваешь, фриц, в согласии -Зер гут!
И крестишься дрожащею рукою!

Масасин Михаил Васильевич
Планшетист
Цитата
Монолог конвоира

Победа!!! фриц, войне конец, капут!
Взметнулось наше знамя над Берлином!
Вот и кивай мне, сука, гут да гут,
За мир, что будет править жизнью ныне!

Что, сволочь, рад? Не грохнули? Живой?!
Остался цел, арийская вояка.
Придёт пора, и смоешься домой,
А я бы вас садил, гадюки, на кол!

Казнил бы вас - За вдов и матерей
Принявших боль кошмарных похоронок!
За жизнь в сиротстве маленьких детей!
За взрослый труд мальчишек и девчонок!

За кровь и пот матросов и солдат,
Что били вас на море и на суше!
За все войной спалённые года!
За все войной растоптанные души…

Лечил бы вас от дьявольских страстей
(Поставить мир прикладом на колени)
По всей земле растерзанной моей -
Во благо жизни новых поколений!

Я гнал бы вас отстроить города!
Посёлки, шахты, многое другое…
Чтоб никогда, ты слышишь, никогда,
Вы к нам не шли стервятники с разбоем!
* * *
Берлин упал! Войне конец! Капут!
А были вы вначале под Москвою…
Киваешь, фриц, в согласии -Зер гут!
И крестишься дрожащею рукою!

Вот это точно!!
egorow
Ровно 74 года назад, 6 мая 1945 года, началась Пражская операция, последняя стратегическая операция Красной армии в Великой Отечественной войне, в ходе которой от немецко-фашистских войск была освобождена Прага.
Изображение
Есть в каждой победе беда.
По бедам дошли до победы.
Дошли – те, на ком ордена
Сияют натёртой монетой.

Я к вам, умудрённые деды,
Взываю, колена склонив.
Сияйте бессмертьем Победы
За всех, кто погиб, не дожив

До мая, девятого мая,
До этой победной весны...
Пусть звон колокольно-медальный
Всю плесень сотрет со страны.

Скажу – не "ура" слышу в песнях,
А горькую боль за людей,
За наших сияющих дедов,
Израненных волей вождей.

Терентiй Травнiкъ
egorow
Изображение
Меня нашли в четверг на минном поле,
в глазах разбилось небо, как стекло.
И все, чему меня учили в школе,
в соседнюю воронку утекло.

Друзья мои по роте и по взводу
ушли назад, оставив рубежи,
и похоронная команда на подводу
меня забыла в среду положить.

И я лежал и пушек не пугался,
напуганный до смерти всей войной.
И подошел ко мне какой-то гансик
и наклонился тихо надо мной.

И обомлел недавний гитлерюгенд,
узнав в моем лице свое лицо,
и удивленно плакал он, напуган
моей или своей судьбы концом.

О жизни не имея и понятья,
о смерти рассуждая, как старик,
он бормотал молитвы ли, проклятья,
но я не понимал его язык.

И чтоб не видеть глаз моих незрячих,
в земле немецкой мой недавний враг
он закопал меня, немецкий мальчик.
От смерти думал откупиться так.

А через день, когда вернулись наши,
Убитый Ганс в обочине лежал.
Мой друг сказал: "Как он похож на Сашку...
Теперь уж не найдешь его... А жаль."

И я лежу уже десятилетья
в земле чужой, я к этому привык.
И слышу: надо мной играют дети,
но я не понимаю их язык.

Александр Дольский
egorow
Берлин. Май 1945.
Изображение

Толкнул разрыв и опрокинул. И жизнь моя — оборвалась.
Зачем, зачем, судьба военная, ты так со мною обошлась!
Уж лучше было бы загнуться в том 41-м распроклятом,
Чем, всю войну пройдя, погибнуть в победном этом 45-м,—

Когда войне-то пустяки — часа четыре оставалось,
Когда последние снаряды с прощальным эхом разрывались,
Когда товарищи мои — потом — стреляли вверх, кричали
И похоронщики, как дети, с другими вместе ликовали,

О мертвых в первый раз забыв… И мы, растерзанные, жалкие,
В крови засохшей и земле — у ног живых лежали рядом
И не мешали торжеству: в такое празднество великое
Погибшим можно подождать.

Юрий Белаш
egorow
ИС-2, Берлин, 1945
Изображение
Есть правила в бешеной драке,
Что надиктовала война...
Идти самым первым в атаке
Мне честь поручила страна.

Врубаюсь забойщиком угля
В немецко-фашистскую плешь
Союза Советских республик
Ревущий передний рубеж.

Мы в пыль растираем до мела,
Пехота потом подотрёт,
Того, кто посмотрит в прицелы
На нас после слова "Вперёд".

Фашистов звериные стаи
В ручных превращает собак,
Иосифа Сталина стали
Тяжёлый советский кулак.

Пусть сто двадцать два миллиметра
Доходчиво всем объяснят,
Мы башни сдуваем как ветром
У этих пятнистых ребят.

И неба бездонные выси
Дрожат до кипенья в груди,
Когда над бригадою Исов
Взлетает приказ "Заводи"

Что делать нам с грустными мыслями –
Да вот вам, движенье рукой,
Ведь трудно – до первого выстрела,
А дальше, ребята, - легко !

Хрустят километры как пряники,
Ты соображай, что почём,
Когда я водиле-механику
Давлю сапогом на плечо.

Вы только не ссыте, товарищи,
Пусть ссыт окопавшийся враг,
Ведь видел уже заряжающий
Под носом мой чёрный кулак.

Пускай у них оптика лучшая
И триплексы ржавчины без,
Но тридцатьчетвёрки летучие
Ссыпаются прямо с небес !

Прощайте сомненья тревожные
Да здравствует боя звезда,
Поскольку подошва сапожная
Нащупала спуска педаль.

Моя дорогая,
Я верю, я знаю,
Вернусь ли когда – ли –
Тебя обниму.
Эх, как бы дожить бы,
До свадьбы- женитьбы,
Из всех экипажей
Хоть мне одному.

Есть правила в бешеной драке,
Что надиктовала война...
Идти самым первым в атаке
Мне честь поручила страна.

Врубаюсь забойщиком угля
В немецко-фашистскую плешь
Союза Советских республик
Ревущий передний рубеж.

Мы в пыль растираем до мела,
Пехота потом подотрёт,
Того, кто посмотрит в прицелы
На нас после слова "Вперёд".

Фашистов звериные стаи
В ручных превращает собак,
Иосифа Сталина стали
Тяжёлый советский кулак.

Пусть сто двадцать два миллиметра
Доходчиво всем обьяснят,
Мы башни сдуваем как ветром
У этих пятнистых ребят.

И неба бездонные выси
Дрожат до кипенья в груди,
Когда над бригадою Исов
Взлетает приказ "Заводи".

Михаил Калинкин
Suhoruk
[quote name='egorow' date='8.5.2019, 10:22' post='47569']
ИС-2, Берлин, 1945
Изображение

Фашистов звериные стаи
В ручных превращает собак,
Иосифа Сталина стали
Тяжёлый советский кулак.

Пусть сто двадцать два миллиметра
Доходчиво всем обьяснят,
Мы башни сдуваем как ветром
У этих пятнистых ребят.

На этом и предудущем снимке танки ИС-2 прославленной 7-й гвардейской отдельной тяжёлой танковой бригады в центре Берлина. В дальнейшем это 7-й гвардеский танковый полк 11-й гвардейской танковой дивизии. А сами эти прошедшие в боях от Заполярья до Берлина танки ИС-2 находились на вооружении полка до аж 1963 года.
Планшетист
Цитата
На этом и предудущем снимке танки ИС-2 прославленной 7-й гвардейской отдельной тяжёлой танковой бригады в центре Берлина. В дальнейшем это 7-й гвардейский танковый полк 11-й гвардейской танковой дивизии. А сами эти прошедшие в боях от Заполярья до Берлина танки ИС-2 находились на вооружении полка до аж 1963 года.

Точно,белый медведь на башне.
Suhoruk
Цитата(Планшетист @ 8.5.2019, 20:37) *

Точно,белый медведь на башне.

Белорусы молодцы! У них вновь "белый медведь" на башне танков, правда, увы всего лишь 7-го гвардейского отдельного танкового батальона. Это все, что осталось от прославленной 7-й гвардейской отдельной тяжёлой танковой бригады...
egorow
С Днём Нашей Победы !
Изображение
Помните!
Через века, через года,—
помните!
О тех, кто уже не придет никогда,—
помните!

Не плачьте!
В горле сдержите стоны,
горькие стоны.
Памяти павших будьте достойны!
Вечно достойны!

Хлебом и песней,
Мечтой и стихами,
жизнью просторной,
каждой секундой,
каждым дыханьем
будьте достойны!

Люди!
Покуда сердца
стучатся,—
помните!
Какою
ценой
завоевано счастье,—
пожалуйста,
помните!

Песню свою
отправляя в полет,—
помните!
О тех,
кто уже никогда
не споет,—
помните!

Детям своим
расскажите о них,
чтоб
запомнили!
Детям
детей
расскажите о них,
чтобы тоже
запомнили!
Во все времена
бессмертной
Земли
помните!
К мерцающим звездам
ведя корабли,—
о погибших
помните!

Встречайте
трепетную весну,
люди Земли.
Убейте
войну,
прокляните
войну,
люди Земли!

Мечту пронесите
через года
и жизнью
наполните!..
Но о тех,
кто уже не придет
никогда,—
заклинаю,—
помните!

Роберт Рождественский.
Это текстовая версия — только основной контент. Для просмотра полной версии этой страницы, пожалуйста, нажмите сюда.
Русская версия Invision Power Board © 2001-2020 Invision Power Services, Inc.