Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная версия: Мысли вслух
Форум 11-й гвардейской танковой... > Свободный форум > Вольная трибуна
Страницы: 1, 2, 3
egorow
Изображение
Когда, забыв присягу, повернули
В бою два автоматчика назад,
Догнали их две маленькие пули -
Всегда стрелял без промаха комбат.

Упали парни, ткнувшись в землю грудью,
А он, шатаясь, побежал вперед.
За этих двух его лишь тот осудит,
Кто никогда не шел на пулемет.

Потом в землянке полкового штаба,
Бумаги молча взяв у старшины,
Писал комбат двум бедным русским бабам,
Что... смертью храбрых пали их сыны.

И сотни раз письмо читала людям
В глухой деревне плачущая мать.
За эту ложь комбата кто осудит?
Никто его не смеет осуждать!

Юлия Друнина. Комбат
egorow
Медалью «За оборону Ленинграда» награждено около 1 470 000 человек. Среди них 15 тысяч блокадных детей и подростков.
Изображение
В блокадных днях
Мы так и не узнали:
Меж юностью и детством
Где черта?..
нам в сорок третьем
Выдали медали.
И только в сорок пятом -
Паспорта.
И в этом нет беды...
Но взрослым людям,
Уже прожившим многие года,
Вдруг страшно оттого,
Что мы не будем
Ни старше, ни взрослее,
Чем тогда...

Воронов Юрий Петрович
egorow
Изображение
Среди сугробов и воронок
В селе, разрушенном дотла,
Стоит, зажмурившись ребёнок -
Последний гражданин села.

Испуганный котёнок белый,
Обломок печки и трубы -
И это всё, что уцелело
От прежней жизни и избы.

Стоит белоголовый Петя
И плачет, как старик без слёз,
Три года прожил он на свете,
А что узнал и перенёс.

При нём избу его спалили,
Угнали маму со двора,
И в наспех вырытой могиле
Лежит убитая сестра.

Не выпускай, боец, винтовки,
Пока не отомстишь врагу
За кровь, пролитую в Поповке,
И за ребёнка на снегу.

С. Я. Маршак
egorow
Лейтенант Алексей Лебедев, штурман подводной лодки "Л-2", погиб в 1941 году на Балтике. Памятник в Суздале
Изображение
Мы попрощаемся в Кронштадте,
У зыбких сходен, а потом -
Рванется к рейду легкий катер,
Раскалывая рябь винтом.

Вот облаков косою тенью
Луна подернулась слегка,
И затерялась в отдаленье
Твоя простертая рука.

Опять над морем виться флагу,
И снова и суров, и скуп -
Балтийский ветер студит влагу
Твоих похолодевших губ.

Уходят врозь пути кривые,
Мы говорим "прощай" стране;
В компасы смотрят рулевые,
И ты горюешь обо мне.

...Но если пенные объятья
Нас захлестнут в урочный час
И ты в конверте за печатью
Получишь весточку о нас, -

Не плачь, мы жили жизнью смелой,
Умели храбро умирать.
Ты на штабной бумаге белой
Об этом сможешь прочитать.

Переживи душевный холод,
Полгода замуж не спеши,
А я останусь вечно молод
Там, в тайниках твоей души.

И если сын родится вскоре,
Ему одна стезя и цель,
Ему одна дорога - море,
Моя могила и купель.

А. Лебедев. август 1941
egorow
Памятник Мусе Джалилю в Казани
Изображение
Прости, родина!

Прости меня, твоего рядового,
Самую малую часть твою.
Прости за то, что я не умер
Смертью солдата в жарком бою.

Кто посмеет сказать, что я тебя предал?
Кто хоть в чем-нибудь бросит упрек?
Волхов -- свидетель: я не струсил,
Пылинку жизни моей не берег.

В содрогающемся под бомбами,
Обреченном на гибель кольце,
Видя раны и смерть товарищей,
Я не изменился в лице.

Слезинки не выронил, понимая:
Дороги отрезаны. Слышал я:
Беспощадная смерть считала
Секунды моего бытия.

Я не ждал ни спасенья, ни чуда.
К смерти взывал: -- Приди! Добей!..--
Просил: -- Избавь от жестокого рабства! --
Молил медлительную: -- Скорей!..

Не я ли писал спутнику жизни:
"Не беспокойся,-- писал,-- жена.
Последняя капля крови капнет --
На клятве моей не будет пятна".

Не я ли стихом присягал и клялся,
Идя на кровавую войну:
"Смерть улыбку мою увидит,
Когда последним дыханьем вздохну".

О том, что твоя любовь, подруга,
Смертный огонь гасила во мне,
Что родину и тебя люблю я,
Кровью моей напишу на земле.

Еще о том, что буду спокоен,
Если за родину смерть приму.
Живой водой эта клятва будет
Сердцу смолкающему моему.

Судьба посмеялась надо мной:
Смерть обошла -- прошла стороной.
Последний миг -- и выстрела нет!
Мне изменил мой пистолет...

Скорпион себя убивает жалом,
Орел разбивается о скалу.
Разве орлом я не был, чтобы
Умереть, как подобает орлу?

Поверь мне, родина, был орлом я,
Горела во мне орлиная страсть!
Уж я и крылья сложил, готовый
Камнем в бездну смерти упасть.

Что делать?
Отказался от слова,
От последнего слова друг-пистолет.
Враг мне сковал полумертвые руки,
Пыль занесла мой кровавый след...

...Я вижу зарю над колючим забором.
Я жив, и поэзия не умерла:
Пламенем ненависти исходит
Раненое сердце орла.

Вновь заря над колючим забором,
Будто подняли знамя друзья!
Кровавой ненавистью рдеет
Душа полоненная моя!

Только одна у меня надежда:
Будет август. Во мгле ночной
Гнев мой к врагу и любовь к отчизне
Выйдут из плена вместе со мной.

Есть одна у меня надежда --
Сердце стремится к одному:
В ваших рядах идти на битву.
Дайте, товарищи, место ему!

Муса Джалиль 1942
egorow
Изображение
Катками гремя, я слетаю с пригорка,
Вот слева ударил снаряд.
Но мне нипочём, я ведь "тридцатьчетвёрка",
Я танк, я машина-солдат.
Наводчика глаз и механика руки
Мне шанс на победу дадут,
И в сердца-мотора неистовом стуке
В атаку сейчас я иду.

А в огненном шквале мои побратимы
Вперёд на фашистов летят,
И вот, у оврага, уже различимо,
Немецкие "тигры" дымят.
По башне удар, и посыпались искры,
Но держит надёжно броня.
В дуэли все честно, здесь нет компромиссов,
Теперь получи от меня!

Мотор перегрет, слева порваны траки,
Борта изнывают от ран,
Но в яростном ритме последней атаки
Я с "тигром" иду на таран...
Крошился металл, и машины пылали,
Но сдюжили мы до конца…
В том огненном смерче тогда устояли
Броня и танкистов сердца.

А дальше дороги вели фронтовые
На Киев, на Минск и на Львов.
Горели и гибли друзья боевые
В горниле жестоких боев.
Варшава и Вена, дома Братиславы,
Нам шаг до Победы один…
В раскатах орудий, овеянный славой,
Я гордо въезжаю в Берлин.

Навеки застыли истертые траки,
Катки умывает роса.
Но снится мне грохот той давней атаки,
Погибших друзей голоса.
Я словно солдат на посту у пригорка,
Что выжил в том адском огне.
Я символ Победы, я - "тридцатьчетвёрка",
Народная память в броне.

Андрей Лященко
egorow
Изображение
Мы легли у разбитой ели.
Ждем, когда же начнет светлеть.
Под шинелью вдвоем теплее
На продрогшей, гнилой земле.

— Знаешь, Юлька, я — против грусти,
Но сегодня она не в счет.
Дома, в яблочном захолустье,
Мама, мамка моя живет.
У тебя есть друзья, любимый,
У меня — лишь она одна.
Пахнет в хате квашней и дымом,
За порогом бурлит весна.

Старой кажется: каждый кустик
Беспокойную дочку ждет...
Знаешь, Юлька, я — против грусти,
Но сегодня она не в счет.

Отогрелись мы еле-еле.
Вдруг приказ: "Выступать вперед!"
Снова рядом, в сырой шинели
Светлокосый солдат идет.

С каждым днем становилось горше.
Шли без митингов и знамен.
В окруженье попал под Оршей
Наш потрепанный батальон.

Зинка нас повела в атаку.
Мы пробились по черной ржи,
По воронкам и буеракам
Через смертные рубежи.

Мы не ждали посмертной славы. —
Мы хотели со славой жить.
...Почему же в бинтах кровавых
Светлокосый солдат лежит?

Ее тело своей шинелью
Укрывала я, зубы сжав...
Белорусские ветры пели
О рязанских глухих садах.

— Знаешь, Зинка, я против грусти,
Но сегодня она не в счет.
Где-то, в яблочном захолустье,
Мама, мамка твоя живет.

У меня есть друзья, любимый,
У нее ты была одна.
Пахнет в хате квашней и дымом,
За порогом стоит весна.

И старушка в цветастом платье
У иконы свечу зажгла.
...Я не знаю, как написать ей,
Чтоб тебя она не ждала?!

Ю.В.Друнина.
Памяти однополчанки - Героя Советского Союза Зины Самсоновой

Зинка 1944
egorow
Изображение
Безымянный солдат.. От тебя не осталось на свете
ничего, кроме сгнившей дощечки с поблекшей звездой
у берёзки, с листвою которой беседует ветер,
и на зыбких ветвях свил гнездо соловей молодой.

Ты лежишь много лет здесь, где подвиг в безмолвье вмурован.
Лишь звенящей струной тишина охраняет тебя,
да степной василёк, что разросся на пролитой крови,
стайки пчёл луговых, собирая нектар, теребят.

Твой священный покой тут нарушить никто не посмеет;
не придёт навестить, кто когда-то тебя схоронил.
На могильном горбу к солнцу спинами греются змеи,
и немым караулом несут свою вахту они.

И на теле огромной, великой победной державы
скорбный холм не найти – он от трасс и дорог далеко.
Затерялся в полях купол каски дырявой и ржавой..
Это - твой обелиск! Уж прости их, солдат, за такой.

Образ твой растворился в блестящих горячих слезинках
на лице посеревшей от строчек "безвестки" жены.
Много лет, пряча горечь под тёмной косынкой,
она верила в то, что ты всё же вернёшься с войны.

Ну, а может ты сын, может брат, а быть может батяня.
Нам об этом уже никогда не придётся узнать.
Пусть безмолвье беспамятство здесь на себя не притянет,
и дождями скорбит по тебе наша Родина-мать.

Неизвестный герой.. Эту боль даже время не лечит.
Невозможно проститься, внутри не оставив следа.
Не могу я зажечь над тобой поминальные свечи,
но теперь ты до смерти во мне, безымянный солдат.

Евгений Кабалин
egorow
Им бы феями с белыми платьями
Кавалеров сердца покорять,
Но случилось от Родины — матери
Им тяжёлую ношу принять!
Изображение
Женщины, война — больная тема,
Мне её, наверно, не объять,
Приоткрыл я краешек проблемы.
Как её осмыслить и понять?

Встретил фотографию недавно,
Поразили женщины меня,
Встретил неожиданно, случайно,
Грустной памяти событий ряд.

Женщины в горах Афганистана —
Ненормально это, шла война,
Всех она за девять лет «достала»,
А у них улыбки, как весна!

Женщины на снимке с автоматом,
Там нельзя ведь было по-другому,
Поклонитесь ныне им, ребята,
Живы мы теперь, и слава Богу!

Женщины — вы продолженье рода,
Не для вас борьба и поле брани,
Вам любовь предписана природой,
Оказались вы тогда на грани,

Грани между жизнью-смертью тонкой,
Но страна в тот час решила: надо!
Я желаю счастья вам, девчонки,
И вниманья внуков всем на радость!

Геннадий Вершинин
egorow
46-й гвардейский Таманский Краснознамённый ордена Суворова 3-й степени ночной бомбардировочный авиационный полк - "Ночные ведьмы" !
Изображение
Их не звали, тут разве до них,
Ведь девчонки в войну не играют,
Им все больше наряды да вальс
Полуночный.
Но зажгли бортовые огни,
Лучшей доли себе не желая,
Наши дочки, страны нашей дочки,
И пронесся их вальс
Вихрем огненных трасс.

Васильковых полей тишина
Разорвется вдруг грохотом взрыва.
Ах, как жалко, что ты не жена,
Не невеста.
Долюбить помешала война,
И коней перепутались гривы,
Неизвестно, где ты неизвестно,
А дорога длинна, и как хочется в снах
Закричать, застонать.

А дом далеко-далеко,
И мир далеко-далеко.
По плоскости стук сапог.
Девчата, вернитесь в срок.

И летят высоко над землей,
И под крыльями синее небо.
Ничего, что бомбежка не женское дело,
Ничего, что нет силы мужской,
Только трусом никто из них не был.
Солнце село, за облаком село.
Мы вернемся домой,
Чтоб с рассветной зарей
Снова вылететь в бой!

Александр Розенбаум – Вальс на плоскости
egorow
Петерго́фский деса́нт — 5 октября 1941 года. К 7 октября практически весь личный состав десанта погиб, выжило лишь несколько человек.
Изображение
Снова ветер осенний кружит по безлюдным садовым аллеям
Снова старая рана болит, снова сердце о прошлом жалеет,
И торопится память назад, и уносит ее непогода
В Ленинград, в Ленинград, в Ленинград октября 41-го года.

Снова видится мне наяву и во сне, в злую ночь уходящая рота,
Петергофский десант, петергофский десант военморов Балтийского флота.

В тишине из залива они шли на шлюпках к германскому зверю
С катеров не включая огни прямо в воду и дальше на берег,
Шли на смерть и в бессмертие шли краснофлотцы - братки из Кронштадта
Духом сильные богатыри - и надежда и цвет Ленинграда.

Петергофский десант, петергофский десант с кораблей уходящие роты,
Петергофский десант, петергофский десант - золотая морская пехота.

"800" было их, "800" и врагов перед ними армада,
Но страна их на подвиг звала и вели их любовь и отвага,
И далеких любимых глаза, и сестренок заплаканных лица,
И весенних небес бирюза, и по летнему небу зарницы.

Шли вперед под кинжальным огнем в бескозырках и черных бушлатах
В Нижний парк, в Монплезир, а потом по пятам отступающих гадов;
К центру города рвались братки, не надеясь на близкую помощь,
В рукопашном бою на штыки поднимая фашистскую сволочь.

Одному лишь спастись довелось: от братишек донес с того света
Юнга-мальчик, балтийский матрос до своих правду горькую эту,
И поведал парнишка с тоской как геройски братки погибали,
Как гранату сжимая рукой вместе с немцем себя подрывали.

Как наверх по ступенькам бежал политрук - дядя Миша с гитарой,
Как споткнулся и навзничь упал окровавленный и бездыханный,
Как гвоздил старшина молодой немчуру пулеметным прикладом,
Как кишки волочил за собой, закрывая их мокрым бушлатом.

Поясные снимали ремни и тяжелыми пряжками дрались,
Грызли фрицев зубами они и на извергов грудью бросались,
А потом когда боезапас весь иссяк, моряки написали
Кровью алою: "Пойте о нас!" на округлой фонтанной скрижали

Изувеченных, полуживых и несдавшихся как их пытали,
Как захваченных мучили их, как им звезды на лбах вырезали,
Оскопляло красивых зверье, ненавидело их и боялось
Им - героям - почтенье мое, в память их эта песня слагалась.

Петергофский десант, петергофский десант 41-го черного года,
Петергофский десант, петергофский десант, не вернувшийся к нам из похода

Петергофский десант, петергофский десант и залива холодные воды,
Петергофский десант, петергофский десант - кровь и гордость Балтийского флота

Харчиков Александр - Петергофскому десанту
egorow
10 марта (26 февраля) 1904 года. В неравном бою с превосходящими силами японцев погиб эскадренный миноносец «Стерегущий».
Изображение
Роняет золотые листья клен
В аллею сада с памятником рядом,—
Здесь в бронзу и гранит запечатлен
Бессмертный подвиг.
Осень Ленинграда
Кладет цветы к нему на пьедестал.
Остановись, моряк, в поход идущий:
Здесь на века, как символ славы встал
На якорь гордость флота — «Стерегущий».
Увидишь ты матросов — двух друзей...
Нет! Лучше смерть, а не позор плененья —
Во имя чести родины своей
Они открыли клапан затопленья.
Последние минуты до конца...
Умолкли залпов гулкие раскаты...
Враг не сломил их гордые сердца,
И море рвется к ним в иллюминатор.

Николай СНЕГИРЕВ Бронза
egorow
11 марта 1943 года приказом НКО создан 30-й Уральский добровольческий танковый корпус.
На фото экипаж танка ИС-2 из состава 62 ГвТТП ведёт огонь с безопасного расстояния по выявленным расчётам с фаустпатронами. Данциг, 1945-й год
Изображение
Пусть знают фашисты, кто с нами знаком,
Танкисты не любят шутить с огоньком.
От наших орудий, от пуль и огня
Врага не спасает стальная броня."

А. Фатьянов

Нас Отчизна к оружию призвала
Защищать жизнь, свободу и честь.
И пошли добровольцы Урала
В грозный корпус, неся врагу смерть
За Отчизну, за Родину,
За советский наш строй,
Добровольческий грозный
Уральский танковый корпус, в бой!
Как родных нас в поход собирали,
Пушки, танки народ покупал,
Снаряжение добротное дали —
Всем снабдил нас могучий Урал.
За Отчизну, за Родину,
За советский наш строй,
Добровольческий грозный
Уральский танковый корпус, в бой!
egorow
21 октября 1919, года в Копорской губе, напротив Устьинского мыса, выполняя приказ, на минах погибли эскадренные миноносцы молодой республики Советов: «Гавриил», «Константин» и «Свобода». Всего на трёх кораблях погибло 484 человека.
Изображение
Спокойно трубку докурил до конца,
Спокойно улыбку стер с лица.

"Команда, во фронт! Офицеры, вперед!"
Сухими шагами командир идет.

И слова равняются в полный рост:
"С якоря в восемь. Курс - ост.

У кого жена, брат -
Пишите, мы не придем назад.

Зато будет знатный кегельбан".
И старший в ответ: "Есть, капитан!"

А самый дерзкий и молодой
Смотрел на солнце над водой.

"Не все ли равно,- сказал он,- где?
Еще спокойней лежать в воде".

Адмиральским ушам простукал рассвет:
"Приказ исполнен. Спасенных нет".

Гвозди б делать из этих людей:
Крепче б не было в мире гвоздей.

Николай Тихонов Баллада о гвоздях
egorow
Изображение
Один чудак с лицом фальшиво-грустным,
«ютясь» в салоне своего «Порше»,
Сказал: "Мне стыдно называться русским.
Мы – нация бездарных алкашей."
Солидный вид, манера поведения –
Всё дьяволом продумано хитро.
Но беспощадный вирус вырожденья
Сточил бесславно всё его нутро.
Его душа не стоит и полушки,
Как жёлтый лист с обломанных ветвей.
А вот потомок эфиопов Пушкин
Не тяготился русскостью своей.
Себя считали русскими по праву
И поднимали Родину с колен
Творцы российской мореходной славы
И Беллинсгаузен, и Крузенштерн.
И не мирясь с мировоззреньем узким,
Стараясь заглянуть за горизонт,
За честь считали называться русским
Шотландцы –Грейг, де Толли и Лермонт.
Любой из них достоин восхищенья,
Ведь Родину воспеть – для них закон!
Так жизнь свою отдал без сожаленья
За Русь грузинский князь Багратион.
Язык наш –многогранный, точный, верный –
То душу лечит, то разит, как сталь.
Способны ль мы ценить его безмерно
И знать его, как знал датчанин Даль?
Да что там Даль! А в наше время много ль
Владеющих Великим языком
Не хуже, чем хохол Мыкола Гоголь,
Что был когда-то с Пушкиным знаком?
Не стоит головой стучать о стенку
И в бешенстве слюною брызгать зря!
"Мы-русские!" - так говорил Шевченко.
Внимательней читайте Кобзаря!
В душе любовь сыновнюю лелея,
Всю жизнь трудились до семи потов
Суворов, Ушаков и Менделеев,
Кулибин, Ломоносов и Попов.
Их имена остались на скрижалях
Как подлинной истории азы.
И среди них как столп -старик Державин,
В чьих жилах кровь татарского мурзы.
Они идут – то слуги, то мессии,
Неся свой крест на согбенных плечах,
Как нёс его во имя всей России
Потомок турка адмирал Колчак.
Они любовь привили и взрастили
От вековых истоков и корней.
Тот -русский, чья душа живёт в России,
Чьи помыслы - о матушке, о ней.
Патриотизм не продают в нагрузку
К беретам, сапогам или пальто.
И коль вам стыдно называться русским,
Вы, батенька, не русский. Вы – никто!!!

Автор: Константин Фролов-Крымский
egorow
10-й гвардейский добровольческий танковый Львовско-Уральский Краснознаменный, орденов Суворова и Кутузова корпус
Изображение
Старый снимок
Нашел я случайно в столе
Среди справок
В бумажной трухе, в барахле.

Старый снимок далеких,
Но памятных лет.
Ах, каким я красивым
Был тогда на земле!

Шлем ребристый кирзовый
Да чуб в три кольца,
Зубы белой подковой,
Веснушки, что солнца пыльца.

Не целован еще
И ни разу не брит,
Крепко через плечо
Портупеей обвит.

Вдаль гляжу я веселый,
Прислонившись к броне,
Среди сосен и елок,
На великой войне.

Светит солнце на траках,
Дымится броня.
Можно просто заплакать,
Как мне жалко меня.

Время крепости рушит,
А годы летят...
Ах, как жаль мне веснушек
Ржаной звездопад!

1957 Сергей Орлов.
egorow
Даманский. 15.03.69 в 17:00 в нарушение указания Политбюро ЦК КПСС , по приказу командующего войсками КДВО генерал-полковника О. А. Лосика был открыт огонь из РСЗО «Град»- этим бои были закончены...
Изображение
В окруженьи Уссури-реки,
Дивный остров ,как гордый корабль,
По-китайски его нарекли,
Под расчёты снарядных парабол,
Был сражён капитан корабля,
Оставаясь навечно старлеем,
Белый остров -ни право, ни лево руля...
Чей же флаг над заставой алеет?...

А в кремлёвских мозгах паралич,
"Провокациям не поддаваться!",
Да неужто забыл ты, Ильич,
Как война началась с провокаций!
Время армию в дело ввести,
Пограничникам не удержаться.,
Мы их бьём , и потери один к десяти,
Только это ничто для китайцев.

Сколько сгинуло славных ребят,
А в столице играются в прятки,
И ответственность взял на себя,
Боевой генерал без оглядки!
И нарушив преступный приказ,
Залпы грянули грозным раскатом!
Сберегало Россию от смерти не раз -
ЭТО ГЛАВНОЕ ПРАВО СОЛДАТА!

И со всех кораблей, частей, застав,
И даже из гауптвахт-
РапортА и рапОрты .Личный состав
Очередью в штабах.
"Воинский долг и гражданский,
Зовёт затушить пожарище!
Переведите меня на Даманский,
Заменить погибших товарищей!"

Игорь Сивак
egorow
Изображение
Опять жара под пятьдесят
Пески взметнулись, и висят
И лезешь в бронетранспортер
Как в полыхающий костер
Выхватывая из огня
Боекомплект шестого дня
А сколько их еще
Спроси пустыню

Шесть дней назад сказал комбат
Разведка видела отряд
Прет от границы прямиком
Наверно коротко знаком
С оазисами на пути
А мы должны его найти
А сколько их еще
Спроси пустыню

Гудят вертушки день и ночь
Они хотели нам помочь
Да разглядишь ли свысока
Среди проклятого песка
Где разбежались и легли
Десяток тех, что ближе шли
А сколько их еще
Спроси пустыню

Во флягах кончилась вода
Подбросят небом, не беда
Беда, что бьют из кишлаков
Они чужие средь песков
Там богатеи правят всласть
Плевать им на Кабул и власть
А сколько их еще
Спроси пустыню

Шесть дней в песках искали тень
седьмой удачней выпал день
Задул нам в лица наконец
Не пыльный ветер, а свинец
С бархана, с гребня, с бугорка
Ударили три ДШК
А сколько их еще
Спроси пустыню

Прошла минута или час
Какая разница для нас
Когда окончен разговор
И тащишь в бронетранспортер
Перехвативши за приклад
В тебя стрелявший автомат
А сколько их еще
Спроси пустыню

Текст песни Михаил Муромов - Спроси пустыню
egorow
Среди названий славных и наград,
Которыми особенно гордятся,
Есть огненное слово: Танкоград,
Есть боевое званье: Танкоградцы!
Изображение
Трактор `С-80`

Есть вещи, знаменующие время.
Скажи, допустим, слово "броневик" -
И пред тобой гражданская, да Кремль,
Да в пулеметных лентах большевик.

Скажи "обрез" - и, матюги обруша,
Махновщина средь зелена вина!
А в милом русском имени "Катюша"
Дохнет Отечественная война.

Тут в каждой вещи - дума и характер.
В любой подробности оттенок свой:
Вот я гляжу на этот синий трактор,
На флаг его, задорный, заревой,

На гусеничьи ленты в курослепе,
На фары, где застряли ковыли,
На мощное стекло, в котором степи
Как будто сами карту обрели,

И думаю о том, что в этой вещи,
Со стенда залетевшей в глухомань,
Не только мира радостные вести -
Победы отшлифованная грань.

Илья Сельвинский.
egorow
На улицах Праги, 1945 год
Изображение
Нас не нужно жалеть, ведь и мы никого б не жалели.
Мы пред нашим комбатом, как пред господом богом, чисты.
На живых порыжели от крови и глины шинели,
на могилах у мертвых расцвели голубые цветы.

Расцвели и опали... Проходит четвертая осень.
Наши матери плачут, и ровесницы молча грустят.
Мы не знали любви, не изведали счастья ремесел,
нам досталась на долю нелегкая участь солдат.

У погодков моих ни стихов, ни любви, ни покоя -
только сила и зависть. А когда мы вернемся с войны,
все долюбим сполна и напишем, ровесник, такое,
что отцами-солдатами будут гордится сыны.

Ну, а кто не вернется? Кому долюбить не придется?
Ну, а кто в сорок первом первою пулей сражен?
Зарыдает ровесница, мать на пороге забьется,-
у погодков моих ни стихов, ни покоя, ни жен.

Кто вернется - долюбит? Нет! Сердца на это не хватит,
и не надо погибшим, чтоб живые любили за них.
Нет мужчины в семье - нет детей, нет хозяина в хате.
Разве горю такому помогут рыданья живых?

Нас не нужно жалеть, ведь и мы никого б не жалели.
Кто в атаку ходил, кто делился последним куском,
Тот поймет эту правду,- она к нам в окопы и щели
приходила поспорить ворчливым, охрипшим баском.

Пусть живые запомнят, и пусть поколения знают
эту взятую с боем суровую правду солдат.
И твои костыли, и смертельная рана сквозная,
и могилы над Волгой, где тысячи юных лежат,-
это наша судьба, это с ней мы ругались и пели,
подымались в атаку и рвали над Бугом мосты.

...Нас не нужно жалеть, ведь и мы никого б не жалели,
Мы пред нашей Россией и в трудное время чисты.

А когда мы вернемся,- а мы возвратимся с победой,
все, как черти, упрямы, как люди, живучи и злы,-
пусть нам пива наварят и мяса нажарят к обеду,
чтоб на ножках дубовых повсюду ломились столы.

Мы поклонимся в ноги родным исстрадавшимся людям,
матерей расцелуем и подруг, что дождались, любя.
Вот когда мы вернемся и победу штыками добудем -
все долюбим, ровесник, и работу найдем для себя.

Семен Гудзенко
egorow
М-42 (52-П-243С) - 45-мм противотанковая пушка образца 1942 г. Мотовилиха делала до 700 таких пушек ежемесячно. Всего 10 983
Изображение
В блиндажах и окопах герои живут,
Иль шагают дорогой не гладкой…
«Прощай, Родина!» - пушечку нашу зовут,
«МаломЕркой» и «СорокопЯткой.
Всем танкистам - медали, пехоте - венцы,
Но и ствол нашей крохи - овеян…
Смейтесь-смейтесь, товарищи наши бойцы -
Пошутить мы и сами умеем!
Хотим мы, чтоб свободной
Родина была!
Эх, только бы не «Тигры» -
Завтра с утра!..
Эх, только б не «пантеры»,
Что тож не очень гут!..
А впрочем, и от чёрта
Гвардейцы не бегут!
Давай, давай, давай, СорокопЯточка, давай -
Врагов Советской Родины огнём поливай!
Кувыркались мы с нею в горячей пыли,
В клубах гари, снегов и тротила…
По степям, по болотам мы с нею прошли -
Нас, родимая, не подводила!
Мы порой отбивали по десять атак,
А, когда-нибудь, рядышком с «соткой» -
Мы подкатим малютку свою под рейхстаг -
По Адольфу прямою наводкой!
Хотим мы, чтоб свободной
Родина была!
Эх, только бы не «Тигры» -
Завтра с утра!..
Эх, только б не «пантеры»,
Что тож не очень гут!..
А впрочем, и от чёрта
Гвардейцы не бегут!
Давай, давай, давай, СорокопЯточка, давай -
Врагов Советской Родины огнём поливай!

Александр Шиненков СОРОКОПЯТКА
egorow
Цитата
Седьмого ноября в Москве парад,
Эффектны войск могучие колонны,
А в Будапеште - настоящий ад!
Здесь истекают кровью батальоны.

Изображение
На его броне исчезла краска – не фашистом выстрелян фугас,
Не на Курской огненной дуге, а в дунайском «вальсовом» огне…
Труп студента, труп солдата, и обрывок флага на штыке.
Где и как, когда случилось это в сотый распроклятый раз?
Неужели в том же Будапеште, что мы брали не один-то уж и раз?
Над казармой прежние портреты и приказ, приказ, приказ…
Разгребая жар чужой руками, принеся в свою семью беду,
Парни с комсомольскими значками умирают в огненном аду.
Их могилу не укроют лавры, лишь листок уронит на пол мать:
Извещенье – сын пал «смертью храбрых», как отец… ну что еще ей знать?
Как там встретят весть, что не вернулись – закусив губу или навзрыд?
Танк горит на перекрестке Пешта, хорошо, что мой танк не горит…

Городницкий

https://www.youtube.com/watch?v=qot4BcjWmSk
egorow
9 (22) марта 1915 года капитулировала крепость Перемышль. Русским войскам сдались 9 генералов, 93 штаб-офицера, 2 204 обер-офицеров, 113 890 нижних чинов, захвачено 900 орудий
Изображение
Великая забытая война!
Такой вошла в историю когда-то.
Нуждалась вновь в защитниках страна.
И расплатились жизнями сполна
За Русь Святую русские солдаты.

Давайте же не будем забывать
О сыновьях и дочерях Отчизны,
Что шли под пули за Россию-мать
Не ради славы, а во имя жизни!
egorow
Изображение
Для матери, что может быть страшней,
Чем жить остаться, потеряв детей.
Тогда зачем сменяет ночь рассвет,
И в жизни не один лишь черный цвет?
А дети у других становятся взрослее...
Не дай им Бог, как у тебя, потери!
Им не понять, как больно ощущать,
Что сына никогда уж не обнять.
И внуков от сыночка не дождаться-
С сердечной болью вечно не расстаться.
И время-лекарь не затянет раны:
Ушел сынок из жизни слишком рано.
Но надо выстоять, сдержать зубами стон.
Пока живешь ты, будет жить и он.

Елена Башкина
egorow
Сегодня 113 лет со дня рождения Клавдии Ивановны Шульженко (1906-1984), На фото Клавдия Шульженко среди солдат на фронте.
Изображение
Дрожали руки на морозе,
И угнетала нас печаль,
Что где-то в стареньком обозе,
Вдруг затерялся наш рояль.
А танки рядом грохотали,
И шли солдаты снова в бой,
Артисты петь не уставали,
Была гармонь у них с собой.
Но затерялся старенький рояль,
Мне было жаль, мне бесконечно жаль.
Гармонь была среди баянов,
И было ей тогда тепло,
Рвались над городом снаряды,
И снегом площадь замело,
Зажёгся пламенем прожектор,
Пора солдатам снова в бой,
И пела Клавдия Шульженко,
Давай закурим по одной.
Ах, затерялся старенький рояль,
Мне очень жаль, мне очень жаль.

Борис Межиборский
КОНЦЕРТ НА ФРОНТЕ.
Памяти Клавдии Шульженко.
egorow
Изображение
Оборванного мишку утешала
Девчушка в изувеченной избе:
«Не плачь, не плачь… Сама недоедала,
Полсухаря оставила тебе…
… Снаряды пролетали и взрывались,
Смешалась с кровью черная земля…
Была семья, был дом… Теперь остались
Совсем одни на свете — ты и я…»
… А за деревней рощица дымилась,
Поражена чудовищным огнём,
И Смерть вокруг летала злою птицей,
Бедой нежданной приходила в дом…
«Ты слышишь, Миш, я сильная, не плачу,
И мне дадут на фронте автомат.
Я отомщу за то, что слезы прячу,
За то, что наши сосенки горят…»
Но в тишине свистели пули звонко,
Зловещий отблеск полыхнул в окне…
И выбежала из дому девчонка:
«Ой, Мишка, Мишка, как же страшно мне!..»
… Молчание. Ни голоса не слышно.
Победу нынче празднует страна…
А сколько их, девчонок и мальчишек,
Осиротила подлая война?!..

Л. Тасси
egorow
Изображение
Тридцатьчетверка – танк Победы!
В боях твой подвиг не забудем,
И пред врагом - быстрей кометы,
Не подведешь и живы будем!

Мой «Т» под номером тринадцать,
Пусть не счастливый говорят,
Но мы не будем обижаться,
Нас не нашел еще снаряд.

И снова бой, мы выступаем,
Навстречу фрицам и судьбе,
Кто будет жить, никто не знает,
И кто останется в земле…

Вот показались вражьи танки,
И завертелось все вокруг,
Летят снаряды, пули, траки,
И грохот взрывов режет слух.

Вон «Тигр» вылез из-за склона,
В смертельной битве мы сошлись,
Два «Великана-Фараона»,
Всерьез поспорили за жизнь.

Немецкий танк мощней и больше,
И в лоб так просто не возьмешь,
Здесь нужно хитрости побольше,
И вот тогда его сожжешь.

И бьём врага мы за Отчизну,
За мир и радость на Земле,
За Жизнь и Свет, здоровье близких,
За тех, кого уж больше нет…

Мой верный друг, товарищ, воин,
Стальной, огромный исполин,
С тобой прошли огонь и воду,
С тобой возьмем еще Берлин!
***
Тридцатьчетверка – танк Победы!
Великий танк былой войны,
И не забудут наши деды,
Как воевали вместе Вы…

Александр Гаврилычев
egorow
Идет наша русская слава -
Морская пехота идет!
Изображение
«Анапа — Черные глаза»,
Ползла крученая лоза,
И зрело в ягодах вино,
Горело на сердце оно.

«Анапа — Черные глаза»,
Ты для души, как тот бальзам,
Пройдешь по горлу в три глотка,
И замолчит внутри тоска.

«Анапа — Черные глаза»,
Была военная гроза,
Завод взорвали, в бой спеша,
И потекла твоя душа...

Матросы шли, солдаты шли,
Шли сыновья родной земли,
И опускали котелки
На дно твоей хмельной реки.

«Анапа — Черные глаза»,
Опять цветет твоя лоза...
Но вспять года не повернуть,
Лишь можно лишнего хлебнуть.

Чего сижу, о чем пою,
Кто даст мне молодость мою...
«Анапа — Черные глаза»,
Мне душу хмель твой развязал.

«Анапа — Черные глаза»,
Цветет крученая лоза,
И зреет в ягодах вино,
И сердце снова жжет оно.

«Анапа — Черные глаза»,
Ты для души, как тот бальзам,
Пройдешь по горлу в три глотка
И замолчит внутри тоска.

«Анапа — Черные глаза»,
«Анапа — Черные глаза»,
«Анапа — Черные глаза».
egorow
Изображение
Медаль на запылённой гимнастёрке.
В воспоминаниях застыли навсегда
Пробоины в родной тридцатьчетверке,
Сороковые.. страшные года.

Он помнит горечь первых поражений
Как отступали помнит,землю оголив.
Нацистские безумства преступлений,
И пепел на ветру,горящих нив.

Товарищей своих,что были рядом,
Навечно он запомнил имена,
Когда противотанковым снарядом
Зажгли их танк.. проклятая война.

Он помнит как поганою метлою,
Прочь выметали нечисть из страны,
Лишь по пятам оставив за собою
Могилы,безымянные кресты..

Он помнит дым и пламя Сталинграда
В котле которого разгромлен лютый враг.
Он помнит дождь июньского парада.
Развеян над землёй фашистский мрак..

Блестит медаль на старой гимнастёрке.
Букет цветов танкист принёс сюда-
Где памятник стоит тридцатьчетвёрке..
Ваш подвиг не забудем никогда.

Сергей Понеделко
egorow
Заявления в Уральский добровольческий
Изображение
Изображение Изображение Изображение Изображение
Хорошо над Москвою-рекой
Услыхать соловья на рассвете,
Только нам по душе не покой,
Мы сурового времени дети.

Поднимайся в небесную высь,
Опускайся в глубины земные!
Очень вовремя мы родились,
Где б мы ни были - с нами Россия!

Лучше нету дороги такой,
Всё, что есть, испытаем на свете.
Чтобы дома, над нашей рекой,
Услыхать соловья на рассвете.

Комсомольцы-добровольцы,
Мы сильны нашей верною дружбой.
Сквозь огонь мы пойдём, если нужно
Открывать молодые пути.
Комсомольцы-добровольцы,
Надо верить, любить беззаветно,
Видеть солнце порой предрассветной,
Только так можно счастье найти!

Евгений Долматовский
egorow
Изображение
Занесло судьбою в третий батальон
Старенький коломенский усталый патефон.
Пел нам на привалах у чужих дорог
Трогательный девичий печальный голосок:

"Днем и ночью, милый, помни обо мне.
Днем и ночью в чужедальней стороне.
Днем и ночью я затем тебе пою,
Чтобы ты любовь мою
Сберегал в чужом краю.
Днем и ночью".

Каждый мечтал и повторял
Днем и ночью
Этой песенки припев
Днем и ночью.

Где-то под Варшавой, миной был сражен,
Замолчал коломенский бедняга патефон.
Смолкли на привалах песенки твои.
Шли тогда кровавые жестокие бои

Днем и ночью. И солдаты шли вперед.
Днем и ночью через реки шли мы вброд.
Днем и ночью шли с боями вслед врагу,
Шли в пыли, шли в снегу,
Шли в метели и в пургу.
Днем и ночью

Каждый шагал и вспоминал
Днем и ночью
Вспоминал любовь свою
Днем и ночью

Встретили солдаты и невест, и жен,
Не соврал им старенький разбитый патефон.
Но не было и нету у меня жены.
Но тревожит сердце эта песенка с войны.

Днем и ночью я не зря ее пою.
Днем и ночью я ищу мечту мою.
Днем и ночью в сердце верность сохраня
К той, что в бой вела меня и спасала от огня.
Днем и ночью.

Словно маяк в дальних морях,
Днем и ночью я ищу мечту мою
Днем и ночью. Днем и ночью.

Слова: В. Дыховичный и М.Слободской
egorow
Изображение
Когда фашистские дивизии
Врывались в наши города,
Судьба планеты всей зависела
От русской стойкости тогда.
Когда весь мир дивился доблести
Солдат, не сдавших Сталинград,
Колхозники Тамбовской области
Внесли свой вклад.

На танковую на колонну
Они, работники полей,
Собрали сорок миллионов
Рублей.
И трудовую лепту эту
Они направили в Госбанк.
Стоит, как монумент Победы,
На площади тот самый танк.

Он высится на пьедестале,
Всю тяжесть трудных лет храня.
Сработана из прочной стали
Его надежная броня.
Его могучее орудье
Доныне помнит дни атак,
И с уваженьем смотрят люди
На этот танк.

Любителям войны горячей
Неплохо бы иметь в виду:
Теперь колхозники богаче,
Чем в том,
Сорок втором,
Году!

Николай Глазков

Изображение
egorow
Сегодня 113 лет со дня рождения авиаконструктора Александра Сергеевича Яковлева (1906-1989)
Изображение
Я — "Як"- истребитель, мотор мой звенит,
Небо — моя обитель, но тот, который во мне сидит,
Считает, что он — истребитель.

В этом бою мною «Юнкерс» сбит,
Я сделал с ним что хотел, а тот, который во мне сидит,
Изрядно мне надоел.

Я в прошлом бою навылет прошит,
Меня механик заштопал, а тот, который во мне сидит,
Опять заставляет — в штопор.

Из бомбардировщика бомба несёт
Смерть аэродрому, а кажется — стабилизатор поёт:
«Мир вашему дому!»

Вот сзади заходит ко мне «Мессершмитт».
Уйду — я устал от ран, но тот, который во мне сидит,
Я вижу, — решил: на таран!

Что делает он? Вот сейчас будет взрыв!
Но мне не гореть на песке!
Запреты и скорости все перекрыв,
Я выхожу из пике.

Я — главный, а сзади... Ну чтоб я сгорел! -
Где же он — мой ведомый? Вот он задымился, кивнул и запел:
«Мир вашему дому!»

И тот, который в моём черепке, остался один — и влип.
Меня в заблуждение он ввёл и в пике
Прямо из мёртвой петли.

Он рвёт на себя, и нагрузки — вдвойне.
Эх! Тоже мне, лётчик-ас! Но снова приходится слушаться мне,
И это в последний раз.

Я больше не буду покорным! Клянусь!
Уж лучше лежать на земле. Ну что ж он не слышит, как бесится пульс,
Бензин — моя кровь — на нуле?!

Терпенью машины бывает предел, - и время его истекло.
И тот, который во мне сидел,
Вдруг ткнулся лицом в стекло.

Убит! Наконец-то лечу налегке,
Последние силы жгу, но что это, что?! — я в глубоком пике
И выйти никак не могу!

Досадно, что сам я немного успел, но пусть повезёт другому.
Выходит, и я напоследок спел:
«Мир вашему дому!»...
«Мир вашему дому!»...

Владимир Высоцкий - Як - истребитель
egorow
Изображение
Скоро, скоро я домой поеду,
И земля закружится в окне.
И в купе какой-то непоседа
Заведет беседу о войне.

Будет любоваться им девчонка,
Восхищаясь радугой наград.
Мимо окон будет литься тонкий,
Слабо обозначенный закат.

Я не стану прерывать беседу,
Но и разговор не поддержу.
Я своей соседке и соседу
За победу выпить предложу

И за то, что скоро я увижу
Небольшую мельничную гать,
Бурей покореженную крышу,
Бедами обиженную мать.

Низенькая, щуплая, без силы,
Жизнь свою высчитывает в днях.
Ей война, как сдачу, возвратила
Пулями побитого меня.

1945 Виктор Гончаров.
oleg1
Цитата(egorow @ 2.4.2019, 4:55) *

Изображение
Скоро, скоро я домой поеду,
И земля закружится в окне.
И в купе какой-то непоседа
Заведет беседу о войне.

Будет любоваться им девчонка,
Восхищаясь радугой наград.
Мимо окон будет литься тонкий,
Слабо обозначенный закат.

Я не стану прерывать беседу,
Но и разговор не поддержу.
Я своей соседке и соседу
За победу выпить предложу

И за то, что скоро я увижу
Небольшую мельничную гать,
Бурей покореженную крышу,
Бедами обиженную мать.

Низенькая, щуплая, без силы,
Жизнь свою высчитывает в днях.
Ей война, как сдачу, возвратила
Пулями побитого меня.

1945 Виктор Гончаров.
Егоров Форум Это Общение Ты что устроил

oleg1
Цитата(egorow @ 2.4.2019, 4:55) *

Изображение
Скоро, скоро я домой поеду,
И земля закружится в окне.
И в купе какой-то непоседа
Заведет беседу о войне.

Будет любоваться им девчонка,
Восхищаясь радугой наград.
Мимо окон будет литься тонкий,
Слабо обозначенный закат.

Я не стану прерывать беседу,
Но и разговор не поддержу.
Я своей соседке и соседу
За победу выпить предложу

И за то, что скоро я увижу
Небольшую мельничную гать,
Бурей покореженную крышу,
Бедами обиженную мать.

Низенькая, щуплая, без силы,
Жизнь свою высчитывает в днях.
Ей война, как сдачу, возвратила
Пулями побитого меня.

1945 Виктор Гончаров.
Егоров Форум Это Общение Ты что устроил

Suhoruk
Цитата(oleg1 @ 2.4.2019, 11:08) *

Егоров Форум Это Общение Ты что устроил

Мне лично нравится, что размещает Егоров. Каждое утро читаю проникновенные стихотворные строки из нашего советского прошлого. Да и фотографии удачно подобраны... А если кому-то не хватает общения, то на форуме тем предостаточно. Места всем хватает, а вот беда, желающих чем-то поделиться как кот наплакал.
egorow
Изображение
Мне близки армейские законы,
Я недаром принесла с войны
Полевые мятые погоны
С буквой «Т» — отличьем старшины.

Я была по-фронтовому резкой,
Как солдат, шагала напролом,
Там, где надо б тоненькой стамеской,
Действовала грубым топором.

Мною дров наломано немало,
Но одной вины не признаю:
Никогда друзей не предавала —
Научилась верности в бою.

Юлия Друнина.
Nekrasov
Цитата(Suhoruk @ 2.4.2019, 23:26) *

Мне лично нравится, что размещает Егоров. Каждое утро читаю проникновенные стихотворные строки из нашего советского прошлого. Да и фотографии удачно подобраны... А если кому-то не хватает общения, то на форуме тем предостаточно. Места всем хватает, а вот беда, желающих чем-то поделиться как кот наплакал.

Всем привет! Тоже каждый день читаю ,отличные стихи и фото.
Планшетист
Цитата
Мне лично нравится, что размещает Егоров. Каждое утро читаю проникновенные стихотворные строки из нашего советского прошлого. Да и фотографии удачно подобраны... А если кому-то не хватает общения, то на форуме тем предостаточно. Места всем хватает, а вот беда, желающих чем-то поделиться как кот наплакал.

Хорошее дело делает человек,что не так то?
Vladimir
Цитата(Nekrasov @ 3.4.2019, 8:54) *

Всем привет! Тоже каждый день читаю ,отличные стихи и фото.


Полностью поддерживаю!
Мне интересно!


==============================
Олег, мы с тобой по телефону уже обсуждали.
Пиши ... и будет тебе счастье!
Историй у тебя много, время есть ...
И никто не запрещает ... drunk2.gif
oleg1
Цитата(Vladimir @ 3.4.2019, 8:33) *

Полностью поддерживаю!
Мне интересно!
==============================
Олег, мы с тобой по телефону уже обсуждали.
Пиши ... и будет тебе счастье!
Историй у тебя много, время есть ...
И никто не запрещает ... drunk2.gif

https://ok.ru/ivan.ivanov.kop
Форум 11 ТД 1 ТА
egorow
Блокадный хлеб
Изображение
Когда однажды я горбушку хлеба
Оставил на запачканном столе,
Мой дед сказал:
- Ты знаешь, что Победа
Далась нам очень тяжело в войне?!
Но не сравнить с семью кругами ада
И не забыть истории тех дней,
Когда сдержал народ блокаду Ленинграда
Ценою жизней тысячей людей….

Его слова застряли где-то в горле.
Он губы сжал, но слез не проронил.
И я почувствовал такое горе,
Как-будто он не здесь, а где-то был.

Он продолжал:
- В далеком сорок первом
Меня отправили на Ленинградский фронт.
Фашист к балтийским подбирался стенам
И на пути его стоял наш взвод.
Тогда я был совсем беспечный парень.
Еще не получил своих наград.
В бою осколком в голову был ранен
И в госпиталь отправлен в Ленинград.
Чтоб немцев бить, мне выжить было надо.
Врачи и сестры в этом помогли.
Но Ленинград попал в кольцо блокады,
Его хотели очень взять враги.
Я ненавидел голубое небо,
Под ним сильней зимой трещал мороз.
Тогда я стал ценить кусочек хлеба,
Кору сосны и почки у берез.
Хотелось жить и, было очень страшно.
Не стало кошек, птиц, затем мышей …
Нам победить фашистов было важно,
И духом становились мы сильней.
Мы ели лед и кожаную обувь,
Варили из обоев горький суп,
На санках из Невы возили воду,
И согревались лишь дыханьем губ.
Но мы работали и днем и ночью,
Держали фронт, стреляли по врагу.
Без хлеба голодно нам было очень,
По Ладоге его везли в пургу.
В нее укрыться можно от обстрела,
Ведь больше негде, всюду только лед.
Обозы далеко видны на белом,
Но их не видно, если снег метет.
Одна она была – «Дорога жизни»,
Ее мы защищали, как могли.
По ней везли мечты, надежды, мысли
«Полуторки» с другой большой земли.
Сто двадцать пять давали граммов хлеба
Больным и детям на блокадный день.
Тогда повсюду, где я только не был,
Людей преследовала смерть, как тень.
Нет. Не забыть тех страшных дней блокады.
Их было Восемьсот семьдесят два.
Не сдался Ленинград фашистским гадам,
И вновь над городом шумит листва.
Мы в той войне кровавой победили,
На флаге красном молот был и серп,
Чтоб никогда потомки не забыли,
Что молот – сила; серп – наш дух и хлеб.

Тогда мне стало очень стыдно.
Я взял горбушку хлеба со стола.
Мне было за себя обидно,
Но я запомнил дедовы слова:
- И в час беды, и под счастливым небом,
Вчера, сегодня завтра и вовек
Мы дорожить должны и крошкой хлеба,
Без хлеба жить не сможет человек!

Чекмарев Сергей
egorow
Первый русский летчик М. Н. Ефимов на биплане “Фарман"
Изображение
Аппараты летательные
Исходы летальные.
Что звалось самолетом
Не летало само.
Было страшным, далеким
Как чужое письмо.
Были воздухоплаватели.
Шик и почет.
Как шкатулки из платины –
Наперечет.
Гордецы. Командоры
Застольных шумих.
Суеверны, как вдовы.
Красивы, как миф.
Кавалеры, гусары.
Знатоки мишуры.
Непременно усаты.
Абсолютно храбры.
Кожей курток похрустывая,
Шли навстречу громам.
Словно в ложе прокрустово,
Влезали в «Фарман».
И летали, касатики!
И кричали, паря.
Были выше Искакия.
Были выше царя!
Уговоров не слушались,
И, познав круговерть,
Обрывались и рушились
На Российскую твердь
Уходили до срока
Без чумы, без войны.
Чаще в землю намного,
Чем в большие чины

Роберт Рождественский
oleg1
Цитата(egorow @ 5.4.2019, 6:45) *

Сергей Исаевич Уточкин (12.07.1876 года, Одесса — 13.01.1916 года Санкт-Петербург) — один из первых русских авиаторов и лётчиков-испытателей.
Изображение


Первый русский летчик М. Н. Ефимов на биплане “Фарман
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%95%D1%84%...%B2%D0%B8%D1%87
Планшетист
Да,действительно,кто это?
Если только так.
https://otvet.imgsmail.ru/download/8ed5654c...7265_s-4062.jpg
egorow
Цитата(Планшетист @ 5.4.2019, 22:47) *

Да,действительно,кто это?
Если только так.
https://otvet.imgsmail.ru/download/8ed5654c...7265_s-4062.jpg

oleg1 прав - это я лопухнулся. Подпись в своём сообщении изменил. Интернет такая штука- один ошибётся, а мы, потом, бездумно копируем- распостраняя ошибку.
egorow
Однажды в Атлантике...
Изображение
Пройдя рулёжкой на полёт
На полосе корабль замрёт
На исполнительном «молитва» - всё по карте.
Винты – все восемь – на упор
Разбег, отрыв, вираж, набор
А все проблемы мы оставим там – на старте.
Маршрут проложен не на глаз
Мы верим штурману - на раз
Здесь интернета нет и недоступен Google
И как полсотни лет назад
Бомбёры словно на парад
Идут на Север, чтоб потом уйти «за угол».

И словно «литерный» наш борт
Сопровождает нас эскорт
Вот только нет на небе оркестровой меди
И где-то в НАТОвских штабах
Шифровки строчат впопыхах –
Летят в Атлантику российские «медведи»
Летят в Атлантику «медведи»…

Пролитый кофе обожжет
Болтанка нас не бережет
Погода – дрянь! И на радаре сплошь засветки.
А в фюзеляже – «револьвер»
Он производства – СССР
Сказали б «янкесы», что русская рулетка.
И вместо радостных вестей
«Корма» доложит про гостей
У плоскостей повиснет пара супостатов
Они ведь тоже напролом
И чуть не в блистер нам крылом
Такие борзые – как правило - из Штатов.

Но не изменит курса борт
Хоть и наглеет наш эскорт
Мы посылаем их… домой, к любимым леди.
И где-то в НАТОвских штабах
Тревогу бьют и все в бегах –
Пришли в Атлантику российские «медведи»
Пришли в Атлантику «медведи».

Жаль, в океане нет дорог
И он для нас как сена стог
Нам отыскать в нём надо чёртову иголку
И ищем мы на риск и страх
Авианосец на волнах
А не найдём, то всё задание – без толку.

И крик: «Я вижу, командир!»
Вдруг разорвёт немой эфир
Железный ящик на воде уже заметен
Там чертыхнётся адмирал
Разнос устроит и аврал
А мы так счастливы - как маленькие дети

Качнёт нам крыльями эскорт
Пошлёт доклад про русский борт
И уберутся наши лётные соседи.
У них в штабах дадут отбой
Лишь будут спорить меж собой
Когда опять придут в Атлантику «медведи»
Придут в Атлантику «медведи».

Мы на свидание идём
Друг друга с танкером найдём
И семь потов сойдёт, но мы поймаем конус
Хоть тяжело держать режим
Мы каждой тонной дорожим
А турбулентность нам повысит общий тонус.
Наш самолёт гудит устав
Он помнит разные места
Вьетнам, Ангола, Куба и Гвинея
Отцы летали там до нас
Но если б дали нам приказ
Мы обязательно б смогли. Ведь мы – умеем!

И экипаж – он просто смог
И пусть усталость валит с ног
Но мы так рады нашей маленькой победе
Что нас совсем не клонит в сон
Не спит сегодня гарнизон
Домой вернулись из Атлантики «медведи»
Пришли домой «медведи»
Идут вразвалочку «медведи»…
Домой любимые «медведи»

Николай Анисимов - Медведи
Suhoruk
Цитата(egorow @ 6.4.2019, 5:59) *

Однажды в Атлантике...
Изображение
Пройдя рулёжкой на полёт
На полосе корабль замрёт
На исполнительном «молитва» - всё по карте.
Винты – все восемь – на упор
Разбег, отрыв, вираж, набор
А все проблемы мы оставим там – на старте.
Маршрут проложен не на глаз
Мы верим штурману - на раз
Здесь интернета нет и недоступен Google
И как полсотни лет назад
Бомбёры словно на парад
Идут на Север, чтоб потом уйти «за угол».

И словно «литерный» наш борт
Сопровождает нас эскорт
Вот только нет на небе оркестровой меди
И где-то в НАТОвских штабах
Шифровки строчат впопыхах –
Летят в Атлантику российские «медведи»
Летят в Атлантику «медведи»…

Пролитый кофе обожжет
Болтанка нас не бережет
Погода – дрянь! И на радаре сплошь засветки.
А в фюзеляже – «револьвер»
Он производства – СССР
Сказали б «янкесы», что русская рулетка.
И вместо радостных вестей
«Корма» доложит про гостей
У плоскостей повиснет пара супостатов
Они ведь тоже напролом
И чуть не в блистер нам крылом
Такие борзые – как правило - из Штатов.

Но не изменит курса борт
Хоть и наглеет наш эскорт
Мы посылаем их… домой, к любимым леди.
И где-то в НАТОвских штабах
Тревогу бьют и все в бегах –
Пришли в Атлантику российские «медведи»
Пришли в Атлантику «медведи».

Жаль, в океане нет дорог
И он для нас как сена стог
Нам отыскать в нём надо чёртову иголку
И ищем мы на риск и страх
Авианосец на волнах
А не найдём, то всё задание – без толку.

И крик: «Я вижу, командир!»ш
Вдруг разорвёт немой эфир
Железный ящик на воде уже заметен
Там чертыхнётся адмирал
Разнос устроит и аврал
А мы так счастливы - как маленькие дети

Качнёт нам крыльями эскорт
Пошлёт доклад про русский борт
И уберутся наши лётные соседи.
У них в штабах дадут отбой
Лишь будут спорить меж собой
Когда опять придут в Атлантику «медведи»
Придут в Атлантику «медведи».

Мы на свидание идём
Друг друга с танкером найдём
И семь потов сойдёт, но мы поймаем конус
Хоть тяжело держать режим
Мы каждой тонной дорожим
А турбулентность нам повысит общий тонус.
Наш самолёт гудит устав
Он помнит разные места
Вьетнам, Ангола, Куба и Гвинея
Отцы летали там до нас
Но если б дали нам приказ
Мы обязательно б смогли. Ведь мы – умеем!

И экипаж – он просто смог
И пусть усталость валит с ног
Но мы так рады нашей маленькой победе
Что нас совсем не клонит в сон
Не спит сегодня гарнизон
Домой вернулись из Атлантики «медведи»
Пришли домой «медведи»
Идут вразвалочку «медведи»…
Домой любимые «медведи»

Николай Анисимов - Медведи

Отличное стихотворение. Напомнило те времена, когда наши пилоты не давали расслабиться "супостату", летая "за угол". Хотя в реальных условиях это был бы полет в один конец. Само фото это подтверждает: "фантомы" сидят буквально на хвосте "медведя". А на авианосце, похоже, и в самом деле переполох: взлетает очередные "фантомы" на перехват?
Это текстовая версия — только основной контент. Для просмотра полной версии этой страницы, пожалуйста, нажмите сюда.
Русская версия Invision Power Board © 2001-2020 Invision Power Services, Inc.